«ПОЭЗИЯ НЕПОКОРЕННОГО ДОНБАССА»

Стихи из сборника №17, 2014 г.

 

БОРИС БАШ

 

Вставай, страна!

 

«Zieg Heil!..» При власти регионов

(Увы!) бездействует ОМОН.

«Zieg Heil!..» Бушуют стадионы

Под взмах несущих смерть знамён.

 

«Zieg Heil!..» Заливши пивом глотки
(Взирает равнодушно власть),

Орут и парни, и молодки

В глазах – лишь ненависти страсть.

 

А мы всё будем дожидаться,

Когда под лозунги «Свободы»

Начнут погромы разгораться,

Как в те, фашистов лютых, годы?

 

Кричал, ревел, шёл с факелами

В тридцатые такой же сброд.

Хотели сделать нас рабами…

Неужто подзабыл народ

 

Как, пригвоздив детей штыками,

Кромсали спины на ремни?

Хатынь, Освенцим… Пепел, камень…

Взывают к разуму они!

 

В кошмарном сне такое снится:

К нам подло вторглись без войны.

Качнулась адская десница…

Вставайте, братья и сыны!

 

«Свидомые» уж сняли маски,

Их настоящее лицо – «Zieg Heil»…

Иль пролита напрасно

Кровь наших дедов и отцов?

 

Все, кто растерзан и замучен,

Восстанут из могил на ор

«Zieg Heil!..» Иль так и не научен

Мир ничему? Позор! позор!

 

Фашизм совсем не шуток ради

Власть оседлав во весь опор,

Уж правит бал в Верховной Раде…

Пора фашизму дать отпор!

 

Игры с огнём

 

Хэллоувин иль маскарад,

Иль бритых черепов парад?

Не по дворам уже задами,

А по Крещатику – рядами…

Багрово-чёрных тех знамён

Не видели с войны времён.

На ненавистных тех знамёнах

Кровь убиенных миллионов,

Кровь убиенных без вины…

Изыдьте, дети Сатаны!

Где ж просочилась та зараза?

Орут бессмысленные фразы…

Чума – в глазах,

чума – в мозгах:

Мальцы, совсем ведь мелюзга!

Те, кто за спинами стоят –

Не пощадят. Не пощадят!

Неужто власть не понимает,

Что Тягни-в-бок

на трон взирает?

А Янек шкурно помогает,

Свои надежды возлагает,

Чтоб в «Межигорье» тихо жить,

Чтоб жирно жрать

и сладко пить.

Но он подавится жратвой...

Уже мы слышим

злобный вой

И видим в Раде – сплошь базар…

Так разжигается пожар.

Довольно править

одним днём!..

Власть доиграется с огнём!

 

 

ВАЛЕНТИНА ПОПОВА

 

Тревога

 

Весна! А значит, скоро май!

Девятое число – День славы.

Но нашу славу тех побед

Сливает руховец в канаву.

Читаю «Новости», а там

«Свобода» праздник отменяет,

А «Батьківщина» и «Удар» –

Так «чёрной датой» называют.

В Верховной Раде – беспредел:

«Свободовка» бежит к трибуне,

Чтоб День Победы отменить,

«І слава Україні буде».

За ней «ударник» молодой

Бьёт в грудь себя, ругая деда,

Что тот в УПА не воевал

И не оставил «славы следа».

Знать, снова будут знамя жечь,

Политое солдатской кровью,

К мемориалам не пускать

Тех, кто сюда придут с любовью.

И снова будут рвать, топтать,

Кусать, рычать, метаться в злобе,

Сморкаться, харкать и плевать –

На них уж негде ставить пробу.

Да, я военных лет дитя

И знаю цену Дня Победы.

В войне той деды полегли,

Чтоб не постигли внуков беды.

А сколько горьких слёз детей

И вдов земля в себя впитала!..

Но смалодушничали мы,

И … поражение настало.

Вновь дни тревожные пришли.

И я зову вас подниматься

(От мала до велика – всех)

С чумой коричневой сражаться.

Чтоб отстоять свои права,

Не дать «удару» совершиться,

За честь, за правду надо нам

В борьбе со злом объединиться.

 

Довольно принцип соблюдать –

Ах, лишь бы не было войны!

Знамёна нужно подымать,

Чтоб искупить позор вины!

 

 

ВИКТОРИЯ ОРЛОВА

 

Свой день рожденья празднует УПА

Фашистским шабашем, как водится.

По Киеву топочет их толпа,

И этот день на Покрова приходится.

 

Отряды нацистов –  отребье природы –

Шагают бесстыдным парадом.

Красивое, ёмкое слово «свобода»

Фашистским измазали ядом.

 

Наёмники «СС Галиччина»

Клялись на верность Гитлеру-злодею…

Сражалась с ними наша вся страна.

Их с Украины вытолкали в шею.

 

Мы спешно поднимали из руин

Больницы, клубы, фабрики, заводы.

На стройку дружно встали,  как один,

Все нации Советского народа.

 

Донецк и Киев, Харьков и Ростов

Вам молодёжь на помощь посылали.

О, сколько агрономов, докторов

Бандеровцы свирепо растерзали!

 

Убитых молодых учителей

Оплакивают в сёлах и поныне…

Из Львова и Тернополя злодей-

Фашизм опять ползёт  по Украине.

 

Расхваливают нагло нам в глаза

Национал-фашизм телеканалы,

Пытаясь Украине навязать

Чужие евро-псевдо-идеалы.

 

На передачи Мохника зовут

И Тягныбока слушать не стыдятся.

«Удар» кличковский тоже тут как тут…

А коммунистов приглашать боятся.

 

Смотреть такое шоу – тяжкий час.

В груди моей тревожно сердце бьётся.

И кто бы мог подумать, что у нас

Фашизм бурьяном буйно разрастётся?

 

Отряды нацистов – отребье природы –

Шагают бесстыдным парадом.

Красивое, ёмкое слово «свобода»

Фашистским измазали ядом.

 

Вставай, Донбасс! Ведь мудрые не ждут,

Пока накроет их волной нацизма.

Борись за дружбу и за мирный труд,

За царство интернационализма!

 

* * *

СССР… великая страна…

Могучая, привольная, родная…

Такая в мире ты была одна,

Народам братским верно помогая.

 

Но грянул девяносто первый год,

И та страна, которой мы гордились,

Вдруг наводнилась толпами «господ»,

Что повсеместно быстро расплодились.

 

Пособники фашистских палачей

Отсиживались в «схронах» под землёю,

Когда народ не досыпал ночей,

Страну спасая дружною семьёю.

 

Их сыновья берутся нас учить

Как жить нам, с кем дружить и как общаться,

Какие песни петь, как говорить…

Неужто нам самим не разобраться?

 

Брюссель и Лондон, Бонн и Амстердам

Нас поучают, словно несмышлёных…

Народ внимает сладким их речам,

Мечтою о Европе ослеплённый.

 

На выборах народ голосовал

За дружбу с нашей братскою Россией.

Наш Президент нам это обещал…

Похоже, были то слова пустые.

 

На нас Европа смотрит свысока,

Давая всевозможные заданья…

Готов наш Президент хоть в облака,

Чтоб только заслужить её вниманье.

 

Заводы сдали на металлолом.

Другие за бесценок разобрали,

А что ж, «хозяева»,  вы сделали с селом,

Цветущие колхозы разрушая?

 

Бум безработицы – уже который год!

Землёй торгуют. (Ну, а больше нечем.)

Народ молчит. Безмолвствует народ,

Жирующих господ взвалив на плечи.

 

О, Украина спящая, проснись!

Стряхни с себя оковы панской власти,

На путь социализма воротись,

Борись за мир, труд, равенство и счастье!

 

* * *

Нам говорили и не раз:

Всех бед причина – русский газ.

И, коль хотим мы жизнью наслаждаться,

Мы от него повинны отказаться.

Нам предлагают топливо иное,

Доступное, недорогое:

Соломой топливо зовут,

И есть оно и там, и тут.

Посмотрели, подсчитали

И в затылках почесали:

«Раз солома греет нас,

Так зачем нам русский газ?

Коль соломы мало будет,

Свой мы газ тогда добудем.

По совету иностранцев

Доберёмся мы до сланцев.

Газ мы будем добывать

И страну обогревать».

Так мечтают наши власти

Принести народу «счастье».

 

Тоже взяли нынче моду –

Газ из сланцев добывать…

А потом получим воду,

Что ни пить, ни постирать.

Постепенно в Украине

(Надо ж думать головой!)

Станет точно, как в пустыне –

Вымрем все до одного.

 

Мовчання народу

 

Колись була Україна

Серед сильних сильна.

Колись була Україна

Серед вільних вільна.

 

Будували, працювали,

В щасті розквітали.

Із народами-братами

Разом виступали.

 

Полонили Україну

Німці-супостати.

Прийшло горе в нашу землю

До кожної хаті.

 

Ешелони везли землю

Й молодь із країни.

Планували підкорити

Нашу Батьківщину.

 

Поруч встали росіяни

І азербайджанці,

Українці, білоруси

В пекельному танці.

 

Проти ворога лихого

Всі брати-народи

Воювали, щоб здобути

В боротьбі свободу.

 

Ось жадана Перемога!

Знову будували –

І заводи, і колгоспи

З руїн піднімали.

 

І радянські всі народи

Взялися за справу:

Відбудовували Київ,

Харків і Полтаву.

 

І навчались, і творили,

Атом підкорили –

Працювали... А невдовзі

В космос полетіли.

 

Таке щастя наше спільне

Стало на заваді

Іноземним буржуїнам,

Що були не раді

 

Нашій честі, нашій славі

І звитяжній праці,

Нашій єдності та силі,

Щастю і удачі.

 

Підкупили, підкормили,

На трон посадили...

Те, що Гітлер не спромігся,

Без війни зробили.

 

Розідрали, розібрали,

За безцінь віддали...

Нашу неньку Україну

З молотка продали.

 

Мають вілли у Європі,

«Хатинки» та яхти,

Бо ж покрали у народу

Заводи та шахти.

 

Іноземні багатії –

Мало їм своєї –

Вже давно стоять у черзі

За нашою землею.

 

«Реформують» Україну,

«Покращити» прагнуть,

Не питаючи народу,

У Європу тягнуть.

 

Конкурентна Україна,

Могутня і сильна,

Ти Європі не потрібна

Квітуча і вільна.

 

В Україні хочуть мати

Лише полігони.

Від Росії відділяють

Колючі кордони.

А Валютний Фонд добренький

Пастку нам готує:

Під грабіжницькі відсотки

Гроші пропонує.

 

Кому ж борг той віддавати?

Невже цій же власті?

Наші діти і онуки

Матимуть те «щастя».

 

Невже будемо терпіти

Панські ті знущання?!

Наші діти проклянуть нас

За рабське мовчання.

 

*знак ЛГБТ-сообщества.

 

 

ЛЮДМИЛА ПЕФТИЕВА

 

Ответ власть имущим

 

Кто вам сказал, что мы хотим в Европу?

Вы собственный народ о том спросили?

Вы лижете Евросоюзу попу,

Нас рьяно отрывая от России.

Но как бы вы, иуды, не старались

И, как бы не делили нас на части,

Советскими мы были и остались,

А ваше племя сгинет в одночасье.

 

И засмеются снова наши дети,

И, вопреки предательству иуд,

Мы станем справедливейшей на свете

Страной, где ценят честный, мирный труд.

И в День Победы – самой главной даты –

Вновь с красным флагом выйдут старики,

И на могилу Русскому Солдату

Цветы возложат люди и венки.

 

И будет даже лучше всё,  чем прежде,

В те давние ушедшие года.

Сердца пусть греют Вера и Надежда,

И к Родине Любовь горит всегда!

 

В мышеловке

 

Как вырваться всем нам из мышеловки,

В которую загнали нас так ловко?

Полезли мы туда за сыром сдуру.

Теперь спасти б хоть собственную шкуру.

И как нас угораздило, не знаю,

Мы от капиталистов ждали рая.

Но в ад кромешный вскоре угодили:

И поделом, чтобы умнее были!

Мы двадцать долгих лет в ней просидели –

Одних уж нет, другие уцелели.

Ряды редеют наши с каждым годом.

И лишь ночами снится нам свобода.

Но если мы рванёмся дружно к цели

И двинем так, чтоб щепки полетели,

Мы разнесём не только мышеловку,

Но всех, кто нас загнал туда так ловко!

 

Роковая ошибка

 

Пришёл старик голосовать

И громко всем сказал:

«Тому хочу свой голос дать,

Кто нам асфальт латал».

Ему, конечно, помогли

Фамилию найти.

В кабинке с шёлком голубым

Он крестик начертил.

О, как ошибся ты, старик!

Ты голос свой отдал

За тех, кто сверстников твоих

Бесстыдно обобрал.

И чтоб твой голос получить,

Он сумму отстегнул

Дорогу срочно замостить,

Когда ноябрь подул.

А тот, кто вам асфальт латал,

Ведь был простой народ.

Он, как и ты, от бед устал

И впроголодь живёт.

От пары выпавших дождей

Ремонта след исчез...

А ты на будущем детей

Опять поставил крест.

 

Дожить бы, братцы!

 

Сказала девушка:  «Газет я не читаю.

Чужих проблем не нужно мне, своих хватает».

Но оттого-то нам проблем своих хватает,

Что о чужих мы даже слышать не желаем.

Всегда удобнее жить тем, чья хата с краю.

Порою долго так живут, не понимая,

Что, если вдруг беда и к ним нагрянет всё же,

Тогда и им никто в беде ведь не поможет.

Давно известно, что один не воин в поле.

Один не сможет отстоять ни дом, ни волю,

Но если дружно встанем в ряд – какая сила!

Мы сразу всё вернём назад, что нашим было.

Вернём мы золото полей,  леса и реки,

И станем на родной земле вновь «человеки».

А те, кто в гетто нас загнал, замучив рынком,

Пусть убираются туда, где их «хатынки».

Пусть зазвучит вновь детский смех, исчезнут слёзы!

Пусть счастья хватит нам на всех! Цветут пусть розы!

И возродится дом родной – Страна Советов!

Дожить бы, братцы, и самой увидеть это!

 

Проснись, народ!

 

Глухая ночь стоит над Украиной,

А вы поёте, что взошла звезда.

Так отчего ж вокруг одни руины?

И миллионы сгинули тогда?

И нас всё меньше, меньше с каждым годом,

Всё ниже опускаемся на дно.

Но колыбельную поют народу,

Хотя проснуться бы пора давно.

Проснись, народ!

Взгляни, что ты наделал!

Скажи, зачем разрушил дом родной?

Давно в могилах содрогнулись деды,

Что вместе шли на свой последний бой.

Они лежат в могилах тех солдатских:

Грузин и русский, армянин, казах...

Они делили даже смерть по-братски...

И отражалось небо в их глазах.

И разве бы могли подумать деды,

Что внуки их так подло предадут,

И, оболгав великую Победу,

С рукой протянутою по миру пойдут.

Несправедливость страшная повсюду –

Порой нет даже хлеба у сирот,

Но ордена вручаются иудам,

Кто на страданья обрекли народ.

А ведь была ты, Родина, богатой,

И твою силу знала вся Земля.

Предатели сожгли родную хату –

Сплошная грязь, полезшая в князья.

Но верю я, что мой народ очнётся,

Ведь одержал Победу он не зря,

И вновь над Родиной

наш красный флаг взовьётся,

И встанет в небе алая заря.

 

 

СТАНИСЛАВ ШАЙДТ

 

Бесы

 

Когда-то почтенные наши деды

чертей рисовали с хвостом да с рогами.

И в Питер верхом на них (что за труды!)

мотались за девичьими сапогами…

Бедняги! Присниться могло им едва ль

и после убойнейшей дозы галушек,

что облик другой обретёт эта тварь:

и лоск европейский вонь серы приглушит,

под фрак дипломата упрячут хвосты,

перчатка из лайки покроет копыто.

У бесов высокие нынче посты,

и словом заморским зовут их – «элита».

В речах толерантность и к ближним любовь,

права человека и евромерила

Но злобой на Бога отравлена кровь,

и «Радуга»* похотью души убила…

 

На свалку истории – верность, семью,

где мать и отец души малых лелеют…

Своих янычар в этом новом «раю»

творят снова боги, трудов не жалея.

 

И лик их творенья уже на виду!

Да что ж так отвратен он, гнусен и мерзок?

Слюну сладострастья в блудливом бреду

уста источают в безумии дерзком.

 

А бесы хохочут! Легко управлять

толпою, что хлеба и зрелищ лишь жаждет…

Да только не вечно вам пир свой справлять ---

тем ближе расплата, чем облик ваш гаже.

 

Святая зарница взорвёт небосвод,

И мрак убежит от Христового взора!

И пасть преисподней пожрёт злобный род

пигмеев, покрыв их навеки позором…

 

 

РОМАН СУХОНЕНКО

 

Не свои

 

Гей, хлопці, ви книжки читали?

Казки ви слухали дідів?

Нас сотни лет уничтожали

У песен их – один мотив.

 

Зробить бажають нас рабами

І нашу землю захопить.

А вы, как быдло, на майдане

Желаете гулять и пить.

 

Як нерозумні ті малята

Хапаєте цукерку з рук.

Взамен отдали всё, что свято –

Продали землю за сундук.

 

А там красиві модні тряпки

І пляшка смачного вина…

Вперёд! Зжимайте дружно лапки!

Купил вас, детки, Сатана!

 

Згадай: в минулому сторіччі

Дали ми відсіч ворогам!

Прочти историю и лично

Узнай, кто враг заклятый нам.

 

Але в твоїх книжках, напевно,

Американець переміг.

Бандера был героем первым,

Неважно, что губил своїх,

 

І те, що згвалтував бабусю,

Жорстоко твого діда вбив,

Мимо ушей как-то пропустишь,

Ты ведь «разумный», не дебил.

 

Тоді стріляли і бомбили,

Відверто почали війну.

Сейчас же разум задавили,

Теперь вы зомби, вы в плену!

 

Вам Батьківщіна не потрібна,

Вам подавай халяву там.

Продавших совесть сразу видно,

Ничем уж не поможешь вам.

 

Ну що ж, брати, живіть сліпими

Без волі, долі і сімї .

Теперь вы стали здесь чужими,

Но там вы тоже не свои.

 

Я не пойму

 

Я не пойму, чему вы рады?!

Давно мозги ваши пусты!

Иль получаете награды

За то, что взорваны мосты?

Ну, разве можно быть счастливым,

Отрёкшись от своей семьи?!

И поклонившись нечестивым,

За грош продать сердца свои?!

 

Вы «незалежні», «самостійні»,

Але насправді навпаки:

З братами ви ведете війни,

Самі ж у біса кріпаки!

Тепер вклоняєтесь латині,

Навіщо ж древний русский слог?

Сліпими поставали нині,

Якщо не бачите подлог!

 

Скажите, братцы, как же можно

Освободиться от родных?

Да, паспорт поменять несложно.

Но разве можно жить без них?!

Отца и мать забыть по пьянке?

Сестру и брата оболгать?

Иль ближе геи, лесбиянки,

Которым на тебя начхать?!

 

Святкуйте, хлопці, незалежність,

Скоріше хай помруть батьки,

Щоб не згадали ви належне,

Як дід Сварог кував клинки!

 

Как бил Даждьбог врагов нещадно,

Чтоб род продлили ты и я,

Как предки наши жили ладно,

Ведь Род наш – «Бог», а суть – «Семья»!

Как Светослав – могучий витязь

Разрушил сатанинский стан!

А Миша,* Леониды,** Вити***

Давно продали нас врагам.

 

Що незалежність дарувала?

Лише жебрацтво й геноцид!

Мільйони рідних поховала,

Хіба ж душа в вас не болить?

 

Не лучше ль, братцы, жить как прежде,

Как жил веками наш народ?

 

Хай ворог буде незалежним,

А в нас, слав’ян, -- единий Род!

 

* Михаил Горбачёв

** Леонид Кравчук, Леонид Кучма

*** Виктор Ющенко и Виктор Янукович

 

Внуки Даждьбога

 

Нас держат, как пленных бетонные стены

И вымышленный потолок.

Мы внуки Даждьбога, но спят наши гены,

Как в зимнее время сурок.

Мы употребляем, мозги выжигаем,

Теперь в головах маргарин.

Но что-то осталось, и мы понимаем,

Что выход у нас лишь один:

Разрушить фундамент иллюзий и страхов,

Ведь ложь – наш единственный враг!

А жизнь, как известно, не соль и не сахар,

Кто крест понесёт, а кто флаг!

 

Мы много видали, и дальние дали,

Как выяснилось, – не предел!

Так что же мы, братцы-то, духом упали?

Неужто наш дух оробел?

Мы долго терпели, но всё же сумели

Дожить до Зари, до Утра*,

И сколько бы нам колыбельных не пели,

Проснёмся и крикнем «Ура!»

Разрушим фундамент иллюзий и страхов,

Ведь ложь – наш единственный враг!

А жизнь, как известно, не соль и не сахар,

Кто крест понесёт, а кто флаг!

 

*Ночь Сварога — название тёмного тяжёлого времени

в славянской традиции, когда наша солнечная система проходит

через пространства Тёмных Миров.

 

 

ЛЮБОВЬ АНДЖИЕВСКАЯ

 

Что мы видим?

 

На улицах, по телефону и в кино

(Неужто власть имущим всё равно?)

Идёт растленье общества. И что ж?

Спивается и гибнет молодёжь!

(Не смертность уж, простите, а – падёж!)

От водки – те, а эти – от наркотиков…

Но власть имущим это нипочём!

Жиреют, нам напоминая жирных котиков.

Им всё бы жрать. Ещё! Ещё!! Ещё!!!

 

При власти советской были проблемы,

Но эти проблемы имели пределы:

Когда вор стяжал теневой миллион,

То в силу вступал уголовный закон.

 

Но главное – право на отдых, на труд и лечение.

Учёба – бесплатно, пристойные развлечения…

 

А ныне – приговор простому народу,

Пенсий хватает на хлеб, соль и воду.

Создаётся впечатление,

Что идёт истребление старшего поколения.

Деморализован рабочий класс.

Не только символы советского времени.

С лица Земли стирают нас!

А ты, товарищ, какого мнения?

 

В период выборов

 

В период выборов нам столько обещали!

Мы слепо верили и шли голосовали.

Ура! «Наш» победил!  Ура! Мы победили!

О, как же мы тогда наивны были.

Прошло похмелье радости победы,

На нас, как прежде, навалились беды.

Смотри, что изменилось? Отрезвели.

И с отрезвленьем чуточку прозрели.

И видим: молодёжь вновь без жилья,

Всё та же нищета и безработица…

 

И, как душа с раздвоенным «я-я»,

Страна в конвульсиях колотится и корчится.

 

Поэты – рыцари пера

 

Поэты – рыцари пера,

Бумага – поле боя.

Мы помним всех тех, кто вчера

За правду гибли, стоя.

 

Тень стала снова предо мной

Погибшего там деда…

Просить с протянутой рукой –

Не наше с вами кредо.

 

О тех, кто за бортом

 

Как трудно дышится в этом мире.

На сердце, словно пудовые гири.

Время страшное, время жуткое…

На панель идёт молодёжь –

Молодёжи одеться нужно,

Да и кушать, ядрёна вошь!

А тем, кто в креслах жируют,

Разве им нищету понять?

Вот под дождём на панели девчонка

Стоит на лекарства денег достать.

От безысходности и беспросвета

Одни воруют, другие идут на это.

 

Я в детстве тоже росла сиротой,

Но… не торговала собой.

Учёбу бесплатно дало и жильё

В шестнадцать мне государство моё,

Дало и профессию, и работу.

Я ощущала его заботу

 

А нынче? Увы! Всё – наоборот!

Взгляни сквозь анализа призму

На язвы капитализма:

И безработица всюду растёт,

И проституция процветает,

А те, кто народ угнетают,

Живут припеваючи, горя не знают!

Такой вот в судьбах людей поворот.

 

 

МИХАИЛ АРЕФЬЕВ

 

Отморозки

Памяти жертв вьетнамской

деревни Сонгми посвящается.

 

Слышишь вопль?

То детский крик –

То Сонгми, Сонгми горит!

Огнемёта хлещет пламя,

Воздух бешено тараня, –

Крови чаша вся полна.

Поступь извергов видна

Всюду, где ещё бывали

Людоеды-каннибалы.

Это бравые посланцы –

Отмороз-американцы

«Демократию» несут.

Да свершится правый суд!

 

Их истинное лицо

 

По моей земле идут

Бандерлоги там и тут –

Пожиратели людей –

Породил их капзлодей.

Он из мёртвых возродился,

Очень быстро расплодился,

В рыжий ряжен пиджачок –

ИХ засланец-казачок.

Нынче он «благопристойный:

Оседлавши град наш стольный,

Начал «мирную войну».

Ой, добьёт он нам страну!

 

На пути

в колониально-феодальное

будущее

 

Евроинтеграторы нам хрипят:

«Вперёд!

Веселей и радостней

вымирай, народ!

Ежели хотите вы

во Европе быть,

Надо вам холуйскую

долю полюбить».

 

Кандидатикам

в депутатики

 

«Неподкупные» ребята,

Рвётесь скопом в депутаты,

Загодя собрались в путь.

Кто почём – неважна суть.

 

Все вы вкупе «хороши» –

Вам нужны лишь барыши.

Вы привыкли жить «нашару».

Вас не в Раду б, а на нары.

 

Нельзя!

 

Нельзя жить

без мечты о красоте,

Нельзя жить,

не желая людям счастья,

Нельзя жить, погрязая в суете,

Нельзя жить,

прозябая в нищете,

Молясь лишь о подачках

«щедрой» власти.

 

Нельзя смотреть на мир

лишь свысока

Иль жить рабом,

покорно прогибаясь.

Всевышнего найдёт тебя рука.

В конце концов найдёт!

Ну а пока…

Живёшь в грехе ты,

в том совсем не каясь.

 

Тень на плетень

 

Вот он и «клюнул»,

выборов день,

Как петушок недожаренный.

Хитро наводит нам

тень на плетень

«НАШ» кандидат

проПИАРенный.

 

 

АЛЕКСАНДР БЕГАЛИ

 

Аты-баты

 

Аты-баты демократы

Осчастливили народ:

Ни державы, ни зарплаты,

Ни надежд на лучший год.

Шутки ныне пошловаты,

Вовсе хуже анекдот.

Знают наши демократы,

Чем отвлечь простой народ.

 

Мы поверили в их святость,

И идём, куда ведут.

Аты-баты демократы

Бесконечно людям врут,

 

Потому что вороваты:

По подложным паспортам

За границей строят хаты,

В банках деньги держат там.

 

Норовят нас в НАТО сватать,

Вроде в НАТО мы нужны.

В НАТО – те же демократы,

То есть сукины сыны.

 

Аты-баты демократы…

Что их ждёт? Народный суд!

Ни Германия, ни Штаты

От суда их не спасут!

 

Мужик

 

Ты много раз терял работу,

Но снова шёл служить панам.

Ты вместе с ними.

Ты – не против,

Хоть в святость их

не веришь сам.

 

Смотри, как бесприютно стало,

И дочь в семнадцатый апрель

Ждать лучшей жизни перестала,

Шагнув рабою на панель.

 

Жена, не разделяя взглядов,

Замкнулась от твоих причуд…

Да сколько ж уступать тем гадам

Им подотчётны власть и суд?

 

Ох, как тверда твоя двуликость!..

Ты обезумел или сник?

Прости меня, но это дикость,

Когда в тебя плюют, мужик!

 

Пора давно тебе очнуться,

Понять, что ты –

программы гвоздь.

Иди в народ! Не дай согнуться!

Ты здесь хозяин, а не гость.

 

Вот вновь затягивают туже

Петлю на шее у тебя.

Сегодня – плохо? Будет – хуже!

Восстань за правду, за себя!

 

Безумие

 

В администрации и секретариате

Рулят туда, где солнечный закат.

В овечьих шкурах волчьи стаи

в Раде

Немало об их планах говорят.

 

Исчезла напрочь там

мышленья трезвость,

Отрезаны к спасению пути.

Пустое мельтешение, известно,

Корабль не может

в гавань привести.

 

Насквозь нам видно,

кто есть кто на деле.

В народе много говорят о том:

Доверие сегодня на пределе,

Самостоятельность –

на курьих лапках дом.

Решения за морем принимают.

Глядишь,

опять безумцев понесло,

Везде и всюду люди понимают,

Что и сегодня ими правит зло.

 

Коварный англосакс

над пепелищем

Обложится

всем золотом земным, –

Где человека

в сотни лет не сыщешь

После атаки атомной живым.

 

 

ФЕДІР БОЙКО

 

Україно

 

Що це сталося з тобою,

Моя ненька-мати?

На майдан ідуть юрбою

Тебе продавати.

 

Майже вся й не раз Європа

Йшла на нас війною.

Не вдалася в них та спроба

Зробити рабою.

 

Бо тоді за Батьківщину

Зброю в руки брали

І закляту ворожину

Геть із дому гнали.

 

А тепер нас на майдани

Все ведуть чужинці,

В них мета вдягти кайдани

На нас по одинці.

 

Так Союз наш розвалили,

Рвуть Країну на шматки...

І ведуть нас до могили

Яцебоки та клички.

 

А що люди кажуть?

 

Йдуть в селі у нас розмови, --

Правду всім не приховати;

В нас нема перебудови,

Вона вклалась міцно спати.

 

І ніхто не допоможе,

Нам її не розбудить,

Якщо той, що добре може,

Не залише всім годить.

На посади висувають

Тільки скрізь своїх людей.

Хто за правду виступають,

Не пускають й до дверей.

Виробництво їх цікавить,

Те, що можна там узять,

І завжди у них той править,

Хто навчився вже «лизать».

 

Все хотіли б ввести нове,

Їдуть «досвід» переймати, –

Не зробить все показове

Себе хочуть показати.

 

Перебудова

 

А у нас перебудову

Захопили всю нагору.

Закрутилось все понову,

Не забули й про комору.

 

Скоротили вже там зава,

Не така була людина,

Тепер краще піде справа,

Буде їм тільки свинина.

 

Всім доплати рахували

За прибутків чималих,

Але все собі забрали,

Хто вважався за своїх.

 

Отже тим, в середній ланці,

Є порада не одна;

Не гризіть себе за пальці,

Й не працюйте дотемна.

 

Ну, а хто забрав доплати,

Це давно вже кожен зна,

Їм горілку попивати

Із стаканчика до дна.

 

Продовольчу ті програму

Перевиконать взялись,

І в бичках у кілограмах

Швидко приріст довели.

 

Не подумайте в Петровці,

Це що дома, у дворі,

Хоч кормів у заготовці

Від зорі ви до зорі.

 

Ось і кажуть: від доходу,

Всім зарплату довели:

Тільки з чорного, бач, ходу

Все собі пани змели.

 

Злочин

 

Журналіст загинув,

Смілива людина.

Він цей світ покинув –

Не став на коліна.

 

В дітей батька вбили.

Ті, хто вбив, жирують,

Злочин не розкрили,

Справу все гальмують.

 

Скільки ж не просили

І дружина, й мати,

Все ж не посадили

Вбивць усіх за грати.

 

Досить нам чекати

Від панів добра.

Вила в руки брати

Настає пора...

 

 

АЛЬБИНА БОНДАРЕНКО

 

В электричке…

 

В электричке едет люд…

Продавцы, как моль, снуют:

И штиблеты, и конфеты,

И – чего не продают!..

Порасскажут вам памфлеты,

Даже пташкою споют.

 

Вёдра, тапки и носки

По бокам и в две руки.

Как наряженные ёлки,

Разве что без конфетти.

Бритвы, лезвия, иголки

Можно здесь приобрести.

 

Духота с ума свела…

Ох, и «Красная стрела»!

Машинист, прибавь же ходу,

Иль спустило колесо?

Как селёдок, здесь народу,

Стоит лишь залить рассол.

 

Сократили поезда:

Кто здесь едет и куда?

Бабушка – смотреть за внуком

(Да в её ли, блин, года?),

А студенты – внять наукам,

Им не скучно никогда.

 

Ну, не описать перу,

Что услышишь здесь за рупь:

Доморощенных Ионе

Очень скверную игру,

Не похожих на Сталлоне,

Уж скорее, на Шуру!

 

Вот «слепой», а вот «хромой»,

Бос и летом, и зимой –

Все с протянутой рукою

Тюбетейкою вперёд.

Ну, а вот глухонемой… Он

Фотки, книги продаёт.

 

Люди книги не берут
(«Нам читать их ни к чему!»),

В лучше случае – кроссворды

(Вроде как умом блеснут),

Нарисуют козью морду

И селёдку завернут.

 

А в застойном-то году

Все читали на ходу,

И зайти в метро без чтива

Было как-то не с руки.

Всё читали: детективы,

И романы, и стихи.

Здесь же, выпивши слегка,

В подкидного дурака

Режется четвёрка в карты,

Ещё смирная пока,

Но потом она с азартом

Спор решит на кулаках.

 

Девка, пьяная в умат

С нежных губ слетает мат…

Говорит один за пивом:

«Ну, брат, здесь и аромат!

Эх, слетать бы на Мальдивы

Да и Ялте был бы рад».

 

«Отдыхают депутат,

Депутатский кум и сват…

А скулят, что им хреново,

Что оклад, мол, маловат,

Не хватает на обновы…

Ты ж не вышел фэйсом, брат!»

 

В электричке едет люд…

Рядом – семечки плюют

(Шелуха летит в окошко),

Там и вовсе поддают,

Ну, и курят понемножку,

А окурки в щель суют.

 

Осознанья лишены,

Прототипом всей страны –

Тот вагон, где люди шумно

В суету погружены,

Бестолково и бездумно…

Ай, дощечка, две струны!

 

Дед куняет -- старый пень,

В новой шапке набекрень…

Пройда снимет её ловко

И на станции сойдёт.

До конечной остановки

Деда поезд довезёт…

 

«Хорошо, как довезёт ­–

Это, если повезёт.

Без ЧП мы жить не можем,

Вот, недавно был курьёз:

Ехал поезд в Запорожье,

А попал в Днепропетровск…»

 

«Ну, а как-то раз в мороз

Новенький «Хундай» примёрз.
Дотянул «Хундай» до места

(Только скрежет от колёс –

Эти кадры всем известны)

Наш, советский паровоз!»

 

«…А теперь завод стоит –

Не подходит внешний вид.

Поезда гниют на свалке,

Их порежут на металл,

Вторя еврообещалкам

Приумножат капитал!»

 

Ты ж в своей стране – изгой!..

Люд, пошевели мозгой:

«Нэзалэжнисть, самостийнисть»

Вышла нам и вкривь, и вкось…

До чего ж мы докатились,

Что несёмся под откос?

 

ОБУЛИ

(Частушки)

 

Аллигатор-олигарх

Слопал, как калошу,

Целый магазин «Монарх»,

Два ларька – Тотоша.

 

Здесь Чуковский не у дел –

Он бы удивился:

Кто заводов пару съел,

Съел – не подавился?

 

Строили три поколенья

Криворожский исполин.

Продали – в одно мгновенье…

За пятак… Индусам… Блин!

 

Всё госкомитет «спускает»

По цене гуманной.

А наличность оседает

В «дядиных» карманах.

 

Не умеют сеять, жать

Новые владельцы.

Вывески зато менять

Есть теперь умельцы.

 

Что им стоит нас «обуть»,

Вывезти полцарства?

Следом – и самим махнуть

В еврогосударство?

 

Обобрала весь народ

Юлька-Облигация.

Повернём наоборот

Ту приватизацию!

 

ИГРЫ ПОНЕВОЛЕ

(Частушки)

 

Рассказали небылицы

Один умный, два так-сяк

Тот – удрал уж за границу,

Те – продулись за косяк.

 

В девяностых дал я маху,

Оказался ни при чём

Снял последнюю рубаху

С нас затейник Горбачёв.

 

Перестройка – уж не в моде!

Вышли из прострации…

А теперь в одном исподнем –

Евроинтеграция.

 

Молодёжь балует смартом,

Кто продвинутый слегка.

Наигрались нами в бартер,

Продолжают – в дурака.

 

Тот, пускай не вышел ростом,

Прикупил-де три туза.

Кризис – вам,

ему ж – приростом

Миллионы в три раза.

 

Как подметил умный дядя,

Не все воры, кто крадут.

Мало украдёшь – посадят,

Миллион – так чин дадут.

 

Что бы там не утвердили,

Продолжается грабёж;

На хлеб-воду посадили

Нас за здорово живёшь!

 

Как богатые собрались

На себя налог вводить.

Долго-долго совещались…

Лучше Юльку посадить!

 

Чем же им казну наполнить,

Чтоб с самих с себя не брать?

Нужно старый способ вспомнить:

Бедных много – с них и взять!

 

В выборы страна играет –

В соловьи-разбойники.

Половина – вымирает,

Треть – уже покойники.

 

Много фокусников в Раде –

Козыри у всех в руках.

Лишь один народ внакладе:

Вновь остался в дураках!

 

В Р Е М Е Н А

(Триптих)

1

Качаясь, кораблик поплыл по воде…

Давно это было… И было ли где?

Где, будто бы в сказке, росли города,

И радостный смех был там слышен всегда.

С ночёвкой ходили мы в лес, чтобы там

Попеть под гитару (а не по кустам).

Рожали красивых и умных детей

В наш век устремлений, вершин, скоростей.

Мы степь распахали, разбили сады,

Межнациональной не зная вражды.

Дух коллективизма спасал от невзгод:

Себя не жалея, шагали вперёд.

Великие стройки осилили мы –

У капиталистов не брали взаймы.

Турксиб и Магнитка, БАМ и ДнепроГЭС.

На всех буровых  пламя шло до небес.

Освоили недра и в космос ушли…

К чему ж «благодетели» нас привели?

Гнилые настали теперь времена:

Распятая, стонет родная страна.

 

2

Как всё повторяется  (Ильф и Петров):

Здесь – город аптек,  похоронных бюро.

Здесь «Метро», «Амстор», и «Обжора», и «БУМ»

Властители наших желудков и дум.

Здесь дети, как маленькие старички,

Что сгорблены с детства и носят очки.

Так, шалостей детских не знают они,

С компьютерной мышкой играют все дни.

Да в школе – не физику учат, а секс:

Растим поколенье духовных калек.

А где стадионы, бассейны, каток?

Займётся ль проблемами общества кто?

Детей новорожденных – в мусорный бак…

Опомнитесь, люди, здесь что-то не так!

Не лица, а бледные тени с утра –

И здесь не помогут уже доктора.

Мы заживо сгнили без светлых идей

В стоячем болоте «никак» и «нигде».

Ничто не спасёт, ибо сломлен наш дух…

Верните на чёрное небо звезду!

 

3

Как всё измельчало!.. И яркий пример:

На майке написано «СССР».

А карта Союза – на плавках, что в ряд.

(Наверное, ядерный прячут заряд!)

Подмена понятий… «Россия, вперёд!» --

Ревёт аж с трибун «разогретый» народ.

И бой гладиаторов вспомнился мне,

Контрактами связанных, разных в цене.

Куш – тренеру и президенту в карман…

О, как же поездили нам по умам!

Нет, мы никогда не изменим наш мир,

Пока все не выйдем из тёплых квартир.

Осознанной силой – не дикой толпой,

«Накрученной» кем-то и злобно-тупой:

Налогами, ценами, платой, судом,

Где в двор проходной превращается дом.

Но мало, на всех перекрёстках трубя,

Быть лишь недовольным… Начни же с себя!

Разбей, пусть не парк, пусть хотя б только сквер,

И так назови его: «СССР»!

 

 

ВАСИЛИЙ ДУБИНА

 

Народний гімн України

 

Ще не вмерла Україна,

та вже додихає,

Скоро будемо ми, браття,

у божому раю.

Скоро буде вже «капєц»

України-неньки,

Ворогів своїх звемо чемно

«воріженьки».

Душу й тіло задушила

нинішня «свобода»,

І немає вже і сили

козацького роду.

Відібрали в українців

і славу, і волю,

Та й у пекло затягнули

козацьку ту долю.

Твої діти – батраки вже,

наймити у «дядька»,

Бо Європа служить Раді

за матір і батька.

Душу й тіло змордували

іменем закону,

І шукають козаченьки щастя

за кордоном.

 

Медицина тягне гроші,

ніде працювати,

За кредити аферисти

виганяють з хати.

За навчаннягроші, гроші

Це ж є темне царство,

Майже дихає на ладан

сільське господарство.

Трусять душі, мовби груші,

ці пани прокляті,

Треба вила та шаблюки

знов у руки брати.

 

І, щоб нам не бідувати,

щоб пішли ми вгору,

Треба, браття, будувати

нам нову «Аврору»!

Із землі панів неситих

згонимо ми спільно,

Лиш тоді Вкраїна наша,

дійсно, буде вільна!

 

 

ЮЛИЯ КУПЛИНСКАЯ

 

Послухай, Тарасе

 

«Село неначе погоріло,

Неначе люди подуріли –

Німі на панщину ідуть...»*

А їх за те… «панами» звуть.

«Запанували», отже, браття,

Що нічим розвести багаття,

І в хаті нічим прокурити,

І страшно вже на світі жити.

...В колисці знову немовля...

До нього мати промовля:

«Цить, не скигли, люба дочко,

Не замилюй слізьми очка.

На обід гречаник буде –

Може, батько роздобуде.

А тепер часу не гайте,

Хутко спати всі лягайте.

Я вам пісню заспіваю,

«Як бурлака заробляє,

Аж піт очі заливає...»**

Ранок і обід минає,

А таточка все немає.

Жаль і туга серце крає...

Хай Бог йому помагає!

Скрипнули, нарешті, двері –

Діти ждуть уже вечері.

Батько увійшов побитий

За чужу пшеницю-жито.

Затужили бідолашні

Без гречаникiв, без каші.

 

Так побивалась

нещасна та мати,

Що довелось їй

Шевченка згадати.

 

* Із стиха Т. Г. Шевченка

«Якби ви знали, паничи...»

**С.С. Гулак-Артемовський. Iз

поеми «Наталка-Полтавка»

 

Памяти

Владимира Высоцкого

 

Ты вдруг звездой возник

на небосводе,

Кометой феерической блеснул.

И в то же время –

был земной, народный,

И по-мужицки уходил в загул.

 

Ты пел и вдохновенно,

и свободно,

Срывая маски с хама и раба.

Ты ненавидел

этих «слуг народа».

Они травили мстительно тебя:

 

«Ату его!

Куда с суконным рылом

В калашный ряд

удумал залететь?!»

Но улицы звучали хриплым,

милым,

Любимым голосом.

И продолжают петь!

 

До глубины души

был русским ты, Владимир,

И был советским до мозга костей.

Для улицы ты был родным,

кумиром,

Но много было рядом лжедрузей.

Враги ж, приспособленцы,

издевались,

Они тебя не ставили ни в грош.

Звенели струны,

жилы в горле рвались!..

О, как же ты, Володя, был хорош!

 

Тебя сам бог послал на эту землю

И щедро бойким одарил пером.

И мчались кони,

дерзким песням внемля,

Неслись по жизни через бурелом.

 

Ты не щадил себя. Душа кричала.

Хотел, чтоб песни слышал

целый мир…

Ах, если б можно

вдруг начать сначала,

Как оценил бы ты

похмельный пир?

 

Нашёл бы вновь в душе

слова такие,

Чтоб ими

«слуг народа» сокрушить?

Ведь годы продолжаются лихие,

И «слуги» не дают народу жить.

 

Твои же песни будоражат души

И силой наполняют нам сердца!

Могу тебя я бесконечно слушать.

Бессмертен ты!

Ведь песне нет конца!

 

Начало конца

(5 марта 1953 года)

 

Холодно стало на нашей планете.

Сталина бюст

чёрным крепом обвит.

Помню отчётливо фото в газете –

В скорбном молчании

вахта стоит.

 

Так всё и было. Я помню отлично,

Как мы спешили

со школы домой,

Чтоб сообщить

побыстрее и лично:

«Умер наш Сталин,

наш вождь дорогой».

 

Дома уж знали и плакали тоже:

Что ж теперь будет

с огромной страной?

Брови нахмурены,

глубже и строже

Взгляд стал отцовский.

Подёрнут слезой

Взгляд материнский,

улыбка исчезла…

Слушаем все репродуктор с утра:

«Были старанья врачей

бесполезны,

Жизнь не сумели спасти доктора».

 

Что же нам делать?

И что с нами будет?

Страшно без Сталина.

Всюду враги.

Дружно сплотились

советские люди.

Горе такое – не видно ни зги.

 

Умер наш вождь дорогой

и учитель,

И вдохновитель

всех наших побед,

Друг и товарищ,

и мудрый правитель,

Кто защитил нас от множества бед.

 

Вот его нет, и страна на распутье:

«Кто будет править?

Куда мы пойдём?

Были мы сыты, одеты, обуты.

Строили ГРЭС, города,

космодром…»

 

Время прошло. И распята идея.

Точно сбылось предсказанье твоё.

Ты посмотри, что творят лиходеи!

Кружит над нами опять вороньё.

 

Гордый Союз наш

на части разорван,

Труд исполина растоптан во прах.

Правят тут бал президенты

позорно.

Как устоять нам на слабых ногах?

 

Смрад и разруха, разврат,

разоренье,

Мафия, воры, громилы, жульё

То, что при Сталине было

презренно,

Густо бурьяном теперь проросло.

 

Пятое марта запомнила с детства.

Грудь переполнена

горечью чувств.

И берегу я святое наследство –

Мамин подарок мне –

Сталина бюст.

 

Дорогие мои старики

 

Дорогие мои старики,

С детства дни ваши были

горьки:

Голод, холод, разруха, война…

Но тогда воевала страна.

Жизнь свою отдавали сыны,

Рядом были и «дети войны».

За победу Отчизны своей

Полегло там немало детей.

 

Ну, а после мы все, как один,

Поднимали страну из руин,

Вырастали в труде, как в бою,

Воскрешая Отчизну свою.

Пышным цветом она расцвела,

Прославляя людей, их дела…

Потому, что работал, как пел,

Человек, кто войну одолел.

 

Всё попрали буржуи-враги,

Обтерев о «детей» сапоги.

 

Защитим сирийских братьев

 

«Хотят ли русские войны?» –

Спросите вы у тишины.*

И вам ответит тишина:

«Им нужен мир, а не война!»

Россия знает лучше всех,

Нужны планете детский смех,

Цветущий сад, морской прибой

И купол неба голубой.

Ни взрывов, ни огня войны –

Здесь каждый хочет тишины.

 

Но в мире есть одна страна,

Коварства, жадности полна,

Кому всегда нужна война,

Ведь грабежом живёт она.

Все беды от неё идут…

Её Америкой зовут.

Нет в мире у неё друзей.

Нужна одна лишь прибыль ей.

Вот жертвы их: Ирак, Афган

Здесь всё в крови убийств и ран…

Египет, Ливия, Тунис –

От банды НАТО не спаслись.

 

Но смертоносная коса

Сломалась в Сирии. Асад

Башар – сирийский Президент

Создал серьёзный прецедент.

Народ сирийский принял бой!

И встали плотною стеной

Москва с Пекином на пути.

Не дали злу произойти.

Так две великие страны

Сорвали планы Сатаны.

И отстоял народ Дамаск --

Велик порыв народных масс.

Победа! Сирия жива!

Мы защитим её права!

 

* Две первые строчки – слова из

известной советской песни.

 

 

ВЛАДИМИР МЕДУХА

 

И опять злое слово «война»

Произносит с трибуны Рады

Тот, кому часто снится она,

Чей герой – его дядя каратель.

 

Тот же топот и посвист шальной,

С коммунистами передряги,

Что творились не так уж давно

На немецкой земле в Рейхстаге.

 

И правительство так же молчит,

Поощряя тем самым охочих

Власть парламентскую получить

И устроить пожарище ночью.

 

Неужели уроки не в счёт,

И история вновь повторится?..

Докажи, украинский народ,

Что умеешь на прошлом учиться!

 

Що робити

 

Як зявився в Україні

Яценюк, що Троцький,

То й змарніли біло-сині,

Сповнившись емоцій.

 

Знову в Раді ай-ля-ляти...

І з ранку до ночі

Дурня почали валяти

В дні для всіх робочі.

 

Що накажете робити

Від таких загулів?

Треба гімн переробити,

Щоб святковий був він.

 

А від слова «воріженьки»,

Хоч звучить і ніжно,

Негаразди, біди НЕНЬКИ,

Старі рани й свіжі.

 

Все ж його з таким тремтінням

Націоналісти

Скрізь кричать (і в Раді) нині

В пику комуністам.

 

АННА МОРОЗ

 

Они нас бьют по «морде», по мозгам,

И, кажется, куда ещё больнее!..

Приносят в жертву нас своим богам,

А боги те становятся всё злее.

 

Как будто бы застыли времена,

И непонятно,  что ведёт к движенью,

И как стряслось, что мощная страна

Вдруг потерпела крах и пораженье?

 

Свобода в нас – следами от оков

И всхлипываньем долгими ночами,

И нет покоя от кошмарных снов,

И мы от страха просто одичали.

 

Куда теперь нас выведут пути?

Стоим на месте – батарейки сели.

В параличе нам с места не сойти…

А что они? Они добились цели.

 

И будет ли кому-то по плечу

Жизнь разогнать и двинуть по спирали?

«Эй, кто-нибудь!» -- я в пустоту кричу,

Но… костью в горле все слова застряли…

 

 

АЛЕКСАНДР НЕМОВ

 

Взрыв в медресе

 

Где ж окопались террористы?

В больницах, школах, медресе…

Их «обезвредили» так быстро,

Что не опомнились мы все.

 

Теперь даёт «добро» Обама

Из Дома Белого его:

«Мы попадаем в цель и прямо –

В живых не будет никого!»

 

И там, где эти «миротворцы»

Пришвартовали корабли –

Лишь небо чёрное под солнцем,

Да пепел выжженной земли.

 

Лаос моментом победили,

И в Чили – длинная рука,

И во Вьетнаме наследили,

Не побеждённом лишь пока.

Себя «прославили» вояки,

Хотя победы нелегки…

Ведь воевали с кем в Ираке?

Одни лишь – дети, старики…

 

На Хиросиму без сомнений

Послал их Трумэн самолёт…

Уж точат зубы на Россию,

Как псы: кто первым нападёт?

 

Наш общий дом –

Земля под Солнцем,

И в мире нет чужой беды.

Гарантий нет: вместо японца

Не оказался б завтра ты!

 

*«30 октября 2006г. беспилотник ЦРУ нанёс ракетный удар

по религиозной школе – медресе в Сирии, генеган,

стерев её с лица земли.» (Из газеты.)

 

Если завтра война

 

Нам войны не миновать,

Как когда-то, в сорок первом…

Показать им Кузьки мать

Отказались зря, наверно.

 

Югославия, Иран –

Неуёмны аппетиты!..

Из других арабских стран –

Сирия вдруг на пути их.

 

Всё сжимается кольцо –

Лицемерья сняты маски.

И теперь врага в лицо

Знаем мы, не веря в «сказки».

 

«Миротворцы» и «борцы»,

Как послушать – ангел сущий,

И родимые отцы…

Бойся их, дары несущих!

 

Знай, американский сыр

Тот бесплатный, как в ловушке –

До отравленных вакцин…

Мы давно уже на мушке!

 

НАТО уж стоит у стен –

Не спасёт счастливый случай,

Выжидает перемен,

Чтобы шанс напасть улучить.

 

Только способы убийств

Изощрённей и новее:

Спутник наш их спутник сбил –

Стали люди здоровее.

 

Перебросят, как чуму

Через стену, к нам заразу:

Эпидемию в Крыму,

Чтоб свою там сделать базу.

 

Нам бы НАТО в шею гнать,

Но сдают у власти нервы.

Нет, войны не миновать,

Как когда-то, в сорок первом.

 

 

ЛЮБОВЬ НИКОЛАЕВА

 

Стройка

 

Ветер мчится с рекой вперегонки,

Освежает, ласкает слегка.

Слышу, кран не смолкает

на стройке.

Вижу, мчатся над ним облака.

 

Я задумалась:

«Чья это стройка?»

И, вопросом себя полоня,

Поняла, здесь родная сторонка,

Но другого, жестокого дня.

 

Здесь хозяин давно не рабочий.

Здесь не веет,

как прежде, теплом.

Здесь на дядю строитель хлопочет.

Стала стройка для жителей злом.

 

Звать в свидетели можно полмира

(Посмотрела, вздыхая, на кран):

Для богатых –

здесь будут квартиры,

А для бедных – разбой и обман.

 

 

ЮЛИЯ ПРИВЕДЕННАЯ

 

Идею не спрятать в темницах,*

Что в души всех честных стучится –

Построить Мир Счастья народам.

Политзаключённым – свободу!

 

За печкою вам не укрыться,

От классовых войн не отбиться.

Борьба – как и в прошлые годы!

Политзаключённым – свободу!

 

На месте их может быть каждый,

Кто честен, упрям и отважен.

Крепи человечью породу!

Политзаключённым – свободу!

 

Победу добудем лишь вместе!

Так объединимся ж, кто честен,

Бесчестным не дать чтобы ходу.

Политзаключённым – свободу!

 

* Все, представленные здесь

стихи, написаны автором

в тюремных застенках России.

 

* * *

Коль ты рождён с отважною душой,

Ценить умеешь долг и честь, и дружбу,

То, значит, по дороге нам с тобой –

Объединиться для борьбы нам нужно!

 

Один за всех, и все за одного! –

Не только в фильмах, книгах, но и в жизни!

Надёжные друзья нужней всего.

И вместе – защитим свою отчизну!

 

Друзья, пишите! Дружба – наш оплот.

Освоим вместе мы науку Счастья,

Объединим идеей весь народ,

Ведь в наших силах – сделать мир прекрасней!

 

* * *

 

В истории многие честные люди

Прошли сквозь решётки гонений путь трудный.

Важнее всего нам в итоге конечном –

Останется ль кто из нас в памяти вечной?

Вот в этом весь смысл бытия человека –

Остаться жить в душах «других я» навеки,

Дать новую мысль, новой жизни идею,

Что сделает мир человечней, светлее.

Всегда, каждый миг, ясно помни об этом:

Важнее всего – в жизни стать Человеком.

А мелкие сложности и огорченья

Для цели большой не имеют значенья.

У жизни одна только есть неприятность:

Из этого мира уйдём мы когда-то.

Все люди однажды, увы, умирают,

И важно, что после себя оставляют.

Одних (миллионы таких) забывают,

И даже собаки о них не залают.

Ни сказок, ни песен, ни подвигов ярких…

Как будто не жили. Что было – насмарку.

А те, кто о счастье людей всех мечтали

И сердцем горящим нам путь освещали,

Мир сделали хоть и чуть-чуть, но светлее;

И мы их сраженьями стали сильнее.

Путь трудный тернистый они выбирали.

Случалось, в неравном бою погибали:

В застенках, на дыбе, костре иль от пули…

Но всё же с дороги они не свернули.

В истории жизни остались навечно!

Признательность наша им за человечность.

Кто жил для людей, непременно воскреснет

И в мире останется доброю вестью.

Совсем не у всех с их физической смертью

Закончится жизнь. Захотите – проверьте!

От жизни Великих всегда остаются

(И, нам помогая,  в жизнь нашу вольются),

Поэмы, картины, идеи, открытья,

Что мира всего ускоряют развитье,

Свод формул, красивые светлые песни

И книги – о судьбах прекрасных известья,

За счастье народа победные битвы

И подвигов вечно бессмертных

палитра…

 

Вокруг посмотри – всё хорошее в мире,

Страданьем и кровью оплачено было

Тех первопроходцев, кто в душах имели

Мир сделать счастливым святую идею.

И жить между нами они продолжают:

Кто ярким родился, тот не угасает.

 

 

АНДРЕЙ СМОЛЯКОВ

 

Сотни лет со дней Потопа

По причине непростой

Ненасытная Европа

Рвалась в битву на Восток.

 

Тешились, добычу чая,

Главы всех враждебных сил,

Жадными сверля очами

Землю Киевской Руси.

 

Толпы рыцарей немецких

Шли на солнечный восход.

Бил им морду Саша Невский

И спускал под Чудский лёд.

Отобрать у нас свободу

Ни один не мог тиран.

Шляхту польскую в болоте

Потопил мужик Иван.

 

Всякий враг, кто жаждал славы,

Нажимал на тормоза,

Петр Великий под Полтавой

Шведов гнал ногой под зад.

 

Все века тянулись лапы,

Но проигрывали спор.

Тех – загнал Суворов в Альпы,

Этих – за пролив Босфор.

 

А потом Кутузов Миша

Бонапарта-наглеца

Гнал до самого Парижа,

Царского лишив венца.

 

Вновь зашевелились гады,

Якобы арийских рас.

«Получай, фашист, гранату!

Не хрен вам ловить у нас!»

 

Душегубам тем матёрым

Средь путей и на пути

До Берлина Вася Тёркин

Рыла набок воротил.

 

А когда не стало страха,

И окончилась война,

Русский Ваня на Рейхстаге

Написал: «Идите на..!»

 

Но не послужил уроком

Прежних поражений груз.

Подлый враг торит дорогу

Снова к нам в Святую Русь.

 

Волю не сломить народа

Ни мечом и ни огнём.

«Если силой не выходит,

Хитростью мы вас возьмём!»

 

Всё сулят щедроты рая

В жизни жёлто-голубой

Да салями соблазняют,

Превращая нас в рабов.

 

Воротилы-мафиози

Нас хотят втянуть в ЕЭС.

Так пошлём, пока не поздно,

Мы им массовый протест.

 

Под распахнутые стяги

Пусть озвучат голоса

То, что Ваня на Рейхстаге

В сорок пятом написал!

 

* * *

 

Я родился в стране равноправия,

В той стране без господ,

без рабов,

Где народ

с прогрессивными нравами

Вёл за счастье грядущего бой.

 

Обучая и правде, и мужеству,

Процветал у нас социализм.

Он не зря так созвучно

рифмуется

С самым главным понятием –

жизнь.

 

Перестройка,

как голос из нужника,

Разразилась однажды. И вот

Стали люди вещами ненужными.

А ненужные вещи – за борт!

 

Я со службы пришёл…

Что за бестия?

Стало вчетверо больше могил;

Топчут в грязь

имя Партии честное,

А ко власти приходит дебил!

 

Коммунисты, сложившие голову,

Чтобы жили и славились мы,

Позабыты. И шлюхами голыми

Молодёжи забиты умы.

 

Порнография, рэкет, мошенники,

Культ хапуг, диктатура вора –

Грязь, что прежде из горницы –

веником

И поганой метлой – со двора!..

 

Да, так будет!

И верить в пророчество

Захотелось мне вдруг от души.

И никак уже не перехочется

Из всех сил ради этого жить!

 

* * *

 

Как на свете кончаются войны,

Мы не знаем. И слава судьбе,

Что увидеть рассвет опалённый

Не досталось ни мне, ни тебе.

 

Мы не ведали горя народа,

Мы не видели танков врагов.

Лишь по книгам мы знаем те годы,

Обагрённые кровью отцов,

О слезах матерей поседевших,

Об идущих в атаку бойцах,

О Хатыни, до корня сгоревшей,

О фашистах в родных городах.

 

Как проходят сраженья и битвы,

Мы не знаем. Давно всё прошло,

Лишь осталось в огне и граните,

Да в музеях под мутным стеклом.

 

Незабвенно оно рядом с нами,

Ни покоя, ни сна не даёт:

Командир, поднимающий знамя,

Пехотинец, бегущий на ДОТ.

 

Это врезалось в память надолго.

И взывает с мечом к нам опять

На кургане том, с берега Волги,

Поседевшая Родина-мать.

 

Лист до Президента

 

Добридень, пане Президенте!

Ось пишу до вас листа.

Велика дяка за сонети

Мого пустого живота!

 

Подяка вам, вельмишановний,

За ціни, що такі, аж жах,

За безробіття, за безодню

Боргів, за одяг весь в дірках.

 

За існування без надії,

За смертність більшу над усе;

За знищені великі мрії,

За горе і за відчай цей.

 

За корумповану цю владу,

За розквіт злиднів, шахраїв

Забрав би чорт вас, демократи,

До тих пекельних казанів!

 

На місці лева цар – собака!

Від того навкруги брехня.

І вам за це така «подяка»,

Що між ногами у коня!

 

ЮРИЙ ТАРАН

 

Между прошлым и будущим

 

Не гладкой жизнь была у поколенья,

чьё детство покорёжено войной.

Потери близких, голод, разоренье…

И – «Всё для фронта!» – лозунг боевой.

 

Затем – «Вперёд на запад!» И… Победа!

Зарубцевались раны, стихла боль,

Перетерпелись тяготы и беды.

Пришли надежда, вера и любовь.

 

Была страна – одна семья большая.

Был вождь – непререкаемый Генсек.

И был кормилец, труженик, хозяин

и гегемон – рабочий человек,

и труд был делом доблести и чести,

был усреднённый трудовой доход,

и люди за столами пели песни,

и цены понижались каждый год.

Имели место равенство и братство,

уверенность, задор, коллективизм,

стремление к духовному богатству

и искренний живой патриотизм.

Был взлёт не только в области балета

и в космосе, но и в делах других.

и даровала нам друзей планета.

Но… не дремали лютые враги.

 

Им не хотелось, чтобы поднималась

могучая великая страна.

И с их подачи с нами разжигалась

затратная холодная война.

 

Первопроходческие упущенья,

порой бюрократический бедлам

и от успехов головокруженье –

всё это было на руку врагам…

 

И катасТРОЙКОЙ в Беловежской Пуще

к развалу был Союз приговорён.

И был народ растерян и распущен.

Как класс был уничтожен гегемон…

 

А нынче нас достало улучшенье

на фоне переломных перемен –

зарплат и пенсий – микроповышенье,

и бурный рост тарифов, взяток, цен…

Всё круче бонусы миллиардеров,

всё меньше вдохновляющих идей,

всё гуще наглых коррупционеров,

всё больше неприкаянных людей.

Ждём милостей мы от Евросоюза –

кредитов, инвестиций и щедрот.

«Вперёд на запад!»?.. Мы ж ему обуза.

Там и своих проблем невпроворот.

Тусуются там вкладчики оффшоров,

лихое ненасытное жульё,

разнузданные сборища мажоров,

прожорливое евровороньё.

 

Извечно под космическим покровом

определяющий процесс идёт –

на западе закат горит багровый,

а на востоке светится восход.

 

И есть в конце тоннеля проблеск света.

Сонливость и апатию стряхнём!

Нам предстоит ещё одна Победа –

над внешним и над внутренним врагом!

 

Благие намерения

 

Был мир всегда идеей одержим --

к земному раю проложить дорожку:

«Аврора» (крейсер) – залпом холостым,

а НАТО –  «миротворческой» бомбёжкой.

Какой дорожкой дальше мир пойдёт?

Какой сюрприз готовит день грядущий?

Подъём? Упадок?  Левый поворот?

А может быть, застой вялотекущий?

Чтоб в кризисную яму не упасть,

чтоб стал народ счастливым и богатым,

на обещанья не скупится власть

и не скучают в Раде депутаты.

Желает искренне олигархат

чтоб власть была доходной и гламурной,

и чтоб трудился пролетариат,

и вёл себя смиренно и культурно.

Гарант намерен так страной рулить,

чтоб подыграть и коррупционерам,

и всем соседним странам угодить,

и ублажить оппозиционеров.

Идём вперёд с Маммоной во главе.

Сквозь бунты, путчи, стрельбы и раздоры.

У многих ностальгия в голове

по холостому выстрелу «Авроры».

 

На краю (басня)

 

В лесу дремучем на краю поляны

показывают шоу обезьяны:

мартышки, павианы и макаки,

озорники, проказники, кривляки

визжат, балдеют, прыгают,

трясутся,

гарцуют, обнимаются, толкутся,

хвостами, ягодицами виляют,

двусмысленные позы принимают...

 

И зрителей полно вокруг поляны –

бычки и тёлки, овцы и бараны,

шакалы, волки, козы и козлы,

гиены, лисы, жеребцы, ослы –

лопочут, блеют, ржут, рычат,

мычат...

 

И только птички певчие молчат...

 

И в чём мораль сей басни?..

Угадали?

В лесу –

дремучий дефицит морали!

А сплошь инстинкты, примитив,

цинизм,

безвкусица, бездумье, пофигизм,

беспамятство, бессмыслица, угар...

 

Пора, пора менять репертуар.

Пора перевоспитывать зверей.

И всех животных.

В том числе – людей.

 

 

МИХАИЛ ТРЕТЬЯКОВ

 

Ларчик счастья

 

Из года в год народ беднеет,

На либералов спину гнёт,

И жизнь пустую проклиная,

Лишь по инерции живёт.

 

Вот день прошёл и слава Богу!» –

Так думает теперь народ,

Не потерять как бы работу,

Ведь могут вдруг закрыть завод.

 

У нас в стране всё нестабильно, –

Не жизнь, а просто – сущий ад.

Бегут хохлы аж за границу –

Народ любой работе рад.

 

С экрана врут нам депутаты,

Министры беспардонно врут:

Народу – со стола объедки,

А сами, как цари, живут.

 

Народ подобен мазохисту.

Когда ж он всё-таки поймёт,

Что выбирая олигархов,

На плаху сам себя ведёт?

 

Прозреть давно пора народу:

Ведь он сейчас, как раб, живёт.

Тогда найдёт он ларчик счастья,

Когда cам в руки власть возьмёт!

 

Волк и лиса (басня)

 

Ни на диету – за решётку –

Лисицу Волк наш посадил,

И так-то наказав плутовку,

Победою доволен был.

 

В лесу Лиса мутила воду –

Хотела царствовать одна,

Кругом свою совала морду,

И тем была она вредна.

 

«Ну, отсидит свой срок плутовка, –

Задумался народ лесной, –

И с лисьей хитрою уловкой

Устроит суд свой заказной

 

Коварна хищная орава,

За власть грызётся меж собой.

Её грызня – борьба за право

Народец пожирать лесной.

 

 

АНАТОЛИЙ ЧЕРНОВ

 

Спасите планету

 

Все люди,

сплотитесь скорее в ряды,

Спасите планету, спасите!

И чтоб не случилось

с природой беды,

От варваров нас защитите!

 

Не дайте живому всему умереть.

Пустынный ландшафт

нам не нужен.

Ведь сланцевый газ принесёт

только смерть.

Чтоб выжить –

в протесте будь дружен!

 

Нам распри и склоки сейчас

не нужны,

А наций раскол станет миной.

Мы в лодке единой

сплотиться должны,

Названье её – Украина.

 

 

ВИКТОР ЧЕЧИТКО

 

Ветеранам Комсомола

Не расстанусь с комсомолом,

Буду вечно молодым.

(Строки из советской песни)

 

Комсомолия прошлых годов,

Теперь вы уже ветераны.

Вы в юности били врагов,

У многих болят ещё раны.

Спасли от фашизма страну,

Затем её восстановили,

Подняли потом целину

И в космос дорогу открыли.

Такое по силам не всем,

Но были ведь вы –

добровольцы,

Ещё молодые совсем,

Ну, словом одним, --

комсомольцы!

 

Пусть постарели вы уже

И нету прежнего задора,

Но и на этом рубеже

Вы – наша совесть и опора.

 

Вас беспокоят лет тех раны,

Но вы на зависть болтунам

Душой бодритесь, ветераны!

Нужны вы партии и нам.

 

Наш город

 

Среди всех городов Донбасса

Всегда Торез наш скромным был.

И пусть не высшего он класса,

Но тоже жизнью яркой жил.

 

Все шахты уголь добывали,

И плодородила земля.

За уголь шкуру с нас не драли,

И сытою была семья.

 

Кипела стройками работа,

А, значит, город подрастал.

Была о трударях забота,

И вдруг тяжёлый день настал.

 

Однажды всех нас обокрали,

Как будто маг провёл сеанс, -

Платить зарплату перестали,

И город впал в глубокий транс.

 

Вот так по мирному, без боя,

Пустили шахты все на слом.

Шахтёров вывели с забоя,

Вошло к нам горе в каждый дом.

 

Потом остановили стройки,

Пополнив безработных штат;

На фермах прекратили дойку;

И стали все рулить подряд.

 

Пришла пора ломать и зданья.

(А это школы и Дворцы.)

На то не надо ведь призванья –

За дело взялись «молодцы».

 

Нажились многие на ломке

И на продаже нажились.

В народ пустили кривотолки,

Устроим, как в Европе, жизнь.

 

Понять иначе можно толки:

Коль будем дальше так крушить,

То скоро одичаем. Волки

Здесь на руинах будут выть.

 

 

ВИКТОР ЧУМАКОВ

 

Мальчуган

 

На студенческом рынке гам,

Цены здесь повыше «студентских».

Вдоль рядов идёт мальчуган.

Только взгляд у него не детский.

 

Мальчугану тринадцать лет,

Но познал он немало горя,

А сейчас надеждой согрет,

Окунулся в людское море.

 

Хлопцу рынок, как дом родной,

Закоулочки все знакомы,

В жизни нынешней непростой

Он живёт по своим законам.

 

Этим утром он не спешит,

Совершая обход обычный,

И всё то, что плохо лежит,

Вскоре станет его добычей.

 

Он опасен для тех, кто сыт,

Озабоченных барышами,

И за кражи не раз был бит

Беспощадными торгашами

 

У него – не один привод.

Он в милиции – не в почёте.

В детской комнате уже год

Мальчуган стоит на учёте.

 

Там инспекторша при делах

Рапорта оформляет чисто.

В его папке больше бумаг,

Чем в досье не рецидивиста.

 

Но в бумагах не встретишь слов

О его несчастливой доле,

Что не видит он добрых снов,

Что вором он стал поневоле,

 

Что отец беспробудно пил

И тащил из квартиры шмотки,

А когда не осталось сил,

Потихоньку сгорел от водки.

 

И что мама от этих бед

Оказалась теперь в постели,

А надежд на поправку нет, –

Жизнь в ней теплится еле-еле.

 

Что у младшей сестрёнки бронхит

И к зиме она не одета,

А от старшей – спиртным разит…

По притонам шляется где-то.

 

Все проблемы – тяжёлым бревном

На его плечах неокрепших,

И решает он их давно,

К сожаленью, порой небезгрешно.

 

А ведь он рисует, как бог,

По ночам об этюдах бредит…

Он писать бы такое мог,

Что разинули б рты соседи.

 

Только денег на краски нет.

Опоясанный сплошь долгами,

Он недавно даже мольберт

Обменял на лекарства маме.

 

Дни её уже сочтены, –

Мальчуган понимает это.

Прочь мечты его сметены,

Впереди – не видать просвета…

 

Я смотрю мальчугану вслед,

Рвётся сердце моё на части.

Как случилось, что с детских лет

Он встречает одни несчастья?

 

Знаю я, что будет потом:

На квартиру наложат лапу,

А сестрёнку сдадут в детдом,

А его в спецшколу – этапом.

 

Будет рынок также гудеть

От обилия в нём народа,

А богатые – богатеть

(Уж такая у них порода),

 

Но никто не вспомнит уже,

Подевался куда отныне

Мальчуган с печалью в душе.

 

Сколько их, таких, в Украине!..

 

* * *

Говорите людям хорошие,

Душу греющие слова,

Даже если вдруг огорошены

Будут этим они сперва.

 

Им от добрых слов станет лучше,

Ну а коль от них будет прок,

То, глядишь, рассеются тучи

И сомнений их, и тревог.

 

И они, позабыв отчасти

О проблемах своих на миг,

Может быть, ощутят, что счастье

Достижимо вполне для них.

 

Да, к нему подступиться сложно,

Много надо перетерпеть,

Но ведь можно, всё-таки можно(!),

Если здорово захотеть.

 

Люди , вашим словам поверив,

Просветлеют и. наконец,

Распахнут без опаски двери

Благодарных своих сердец.

 

И покажется им пригожей

Жизни прожитая глава…

Говорите людям хорошие,

Душу греющие, слова!

 

Стихи о Ленине

 

Только Ленин на пути своём

Сделал то, что не объять умом.

Испытав непостижимый труд,

Одолев препоны и напасти,

Ради человеческого счастья

Изменил истории маршрут.

 

Время разрушает без улик

Всё, что в этом мире скоротечно,

Ленина неповторимый лик

В памяти людской пребудет вечно!

 

Я не видел своего отца

 

Я не видел своего отца.

На войне во время наступленья

Грудью он прервал полёт свинца,

Лишь за день до моего рожденья.

 

Он упал вперёд, не добежав

До границы вражеских окопов,

И лежал, в руках винтовку сжав,

Посреди растерзанной Европы.

 

Зимний небосвод над ним поник,

И друзья склонились боевые…

А к утру младенческий мой крик

Мир услышал явственно впервые.

 

Был январь снегами убелён,

Стужа льдами оковала реки,

А неукротимый Краснодон

Стал моим прибежищем навеки.

 

Шла война на запад прямиком,

И конца ей не было, казалось,

Но в какой-то день в наш старый дом

Горестная весть таки добралась.

В тихой скорби замерла земля…

Помню, мама, отойдя в сторонку,

Бледными губами шевеля,

Страшную читала «похоронку».

 

Я не видел своего отца.

Не вернулся он живым из боя.

Я его шершавого лица

Не касался детскою рукою.

 

Но с тех пор, как помню я себя,

На отца старался быть похожим,

Жил по чести, старшим не грубя,

И в трудах своих успехи множил.

 

И теперь, как прежде по весне

Чту Победы радостную дату,

Как бы жизнь не досаждала мне,

Память об отце храню я свято.

 

Он всегда со мною, мой отец,

Той войны солдат непобедимый,

Как на сердце раненом рубец,

И невидный, и неизгладимый.

 

Дядя Саша

 

Мы нынче схоронили дядю Сашу,

До майских дней не дожил он чуть-чуть.

Сражался он в боях за землю нашу,

И вот пришла пора навек уснуть.

 

Я помню, с детства восхищался дядей.

Когда он шёл, бывало, на парад,

То я всегда шагать старался рядом

И млел от боевых его наград.

 

Он видел въявь войны оскал звериный,

Два раза тяжко ранен был на ней,

А часть осколков от пехотной мины

Носил он в теле до последних дней.

 

Мой дядя был и ладным, и красивым.

Определив свой жизненный маршрут,

Он в мирный час стремился тратить силы

Не попусту, а на полезный труд.

 

Он жизнь свою не мыслил без работы.

Шофёром был. Слесарил много лет.

И в автобазе на доске почёта

Незаменимым был его портрет.

 

О нём начальство отзывалось лестно,

В своём, мол, деле он универсал.

А как он запевал казачьи песни!

А как вприсядку «Барыню» плясал!..

 

Из дальних мест спешил к родному крову,

Жену свою, считай, боготворил,

Но дочерей воспитывал сурово,

Хотя их до беспамятства любил.

 

Осенними глухими вечерами,

Когда порой одолевает грусть,

Он мог стихи о Тёркине часами

Читать родным и близким наизусть.

 

Гордился, что на фронте был солдатом,

Но статусом своим не козырял,

А жил, как все: ни бедно, ни богато,

Однако чести сроду не терял.

 

В том, что людские рушатся надежды,

Винил открыто нынешних вождей,

Его кумиром Сталин был, как прежде,

Ведь ОН всю жизнь работал для людей.

 

Не стало дяди. Он уж не оглянет

Счастливым взором край любимый наш,

Ко мне, как раньше, в гости не заглянет,

Не спросит: «Как дела твои, племяш

 

И флигелёк под черепичной крышей

Затих, скорбя. Раскрыта настежь дверь.

Он дядин голос больше не услышит,

Не знает, как вести себя теперь.

 

Лежат на полке свежие газеты.

Ещё не убран поминальный стол.

Не верится, что дяди Саши нету,

Как будто бы к соседям он ушёл.

 

Нет, от реалий никуда не деться,

И, стиснув зубы, надо дальше жить.

Но от несносной боли  стонет сердце.

Как эту боль, скажите, заглушить?

 

 

ТАМАРА ЯКУБОВСКАЯ

 

Из семейного альбома

 

Война прошла по судьбам матерей,

Как плуг по пашне.

Многих покосила:

Одних – в грязи дорог перемесила,

Других,

выдёргивая вон из почвы силой,

Швыряла в ночь

прочь от родных дверей.

 

Вся жизнь теперь делилась

пополам:

Одна, как сон,

что до войны промчалась,

Движением стахановским осталась

В истории. Другая отсеклась

Суровым испытаньем в жизни мам.

 

Война

внезапно ворвалась в наш дом

(Хотя и было уж о ней известно)

Листком казённым –

на отца повесткой.

Такие получали повсеместно

За подписью короткой «Военком».

 

И мама заспешила в суете –

Всего лишь сутки

срок был дан на сборы,

Потом перрон, прощанье,

поезд скорый…

Потом брела домой

с дочуркой хворой

И мне тревожно было в животе.

 

Я родилась в Приморском городке,

Где наша мать работала на шахте.

Меня кормить спешила

после вахты,

И от того, что пребывала в страхе

За нас, была горчинка в молоке.

 

Тогда для фронта весь работал тыл:

Пока мужья в окопах воевали,

Их жёны по три нормы выдавали,

А деньги –

в фонд Победы отчисляли.

Такой энтузиазм в народе был!

 

И мамин труд весом был

в дни войны.

Ведь уголёк с её сучанской* шахты,

Тот, что она рубила по две вахты,

Шёл на металл

не для чиновной яхты,

А на вооружение страны.

 

Да, у войны не женское лицо,

Как чётко брат-пиит один заметил,

Для женщины важны семья и дети.

Ей продолжать потомство на планете

От века предначертано творцом.

 

Но поколенью нежных наших мам

Другой удел назначен был судьбою –

Вымаливать мужей своих из боя

И нормы выдавать за них в забое,

И выжить всей семьёй

на двести грамм.

 

«Солдатками» сначала звали их,

Когда на фронт

любимых провожали,

И «вдовами» потом, когда рожали.

Но не сорвались в пропасть,

а мужали –

Тянули крест семейный за двоих.

 

И разве лишь семью? Да всю страну

Они тогда натужно поднимали.

Из крошева стекла, обломков стали,

Кирпичной пыли снова создавали

Жильё, заводы, шахты … и весну!

 

Ах, как в тот год  цвела в садах весна!

Тянулась к солнцу

зябкими стволами,

Незрячими от долгих слёз глазами

И детскими седыми головами –

Так поднималась из руин страна!

 

* Есть город Сучан в Приморском

крае Российской Федерации.

 

Пастух-вампир

 

Вся череда кровавых преступлений

На флаге США рассыпана звездами.

На протяженьи многих поколений

Страною правит здесь

зловещий гений –

Пастух над обречёнными стадами.

 

Пастух над обречёнными стадами –

Пасёт, стрижёт их,

а потом – на бойню.

И вся планета – с нивами, садами,

Подземными дарами, городами –

Его утробе лишь – коровой дойной.

 

Своей утробе лишь коровой дойной

Быть предназначил он

народам мира,

И многие склонились обречённо

В смиренье,

лишь животного достойном,

Под свистом плети пастуха-вампира.

 

Под свистом плети

пастуха-вампира

Не все, однако,

в рабстве жить согласны.

Есть мужество в иных народах мира

(Свобода, честь и гордость –

их кумиры),

Соединённым Штатам

не подвластных.

 

Соединённым Штатам

не подвластных

Не терпит хищный гений капитала,

Он их провозглашает злом ужасным

Как террористов, якобы опасных,

Терпеть которых просто не пристало.

Терпеть которых в мире

не пристало –

Тех миром всем принудить,

значит, надо

Смириться перед силой капитала.

Чтоб США и впредь

над миром всем стояли,

Заботится услужливое НАТО.

 

Заботится услужливое НАТО,

Как свора псов,

натравленных на жертву.

Для них права людей на жизнь

не святы.

И льётся кровь

во имя стран богатых…

Но подвиг не склонившихся

бессмертен!

 

ДА! Подвиг не склонившихся

бессмертен.

Их имена известны всей планете:

Милошевич, Хусейн, Каддафи

смертны,

Но их борьба послужит нам

примером.

Пусть США

за преступления ответят!

 

И США за преступления ответят

Как бешеный главарь капитализма.

Я верю, что взойдёт

над всей планетой

На счастье будущим,

рождённым в мире, детям

Нетленная эпоха коммунизма.

 

В защиту Сирии

 

Вот новая жертва.

Чтоб в горло вцепиться,

Монстр точит поспешно

гнилые клыки.

Нужны ему жертвы,

чтоб кровью упиться.

Он жертвам цепляет врагов ярлыки:

«Диктатор», «садист»,

«террорист», «узурпатор» --

Набор ярлыков примитивен и прост.

А сам, между тем,

монстр – США-аллигатор

Встаёт на дыбы

в полный НАТОвский рост.

Повержены сербы, иракцы,

ливийцы…

Сегодня в прицеле

сирийский народ.

Так сколько же будет

над нами глумиться

Утробно-прожорливый

США-живоглот?

Вставайте, народы!

Не дайте свершиться

Ещё одной бойне на нашей Земле!

Давайте поддержим сегодня

сирийцев,

Чтоб завтра всем нам

не исчезнуть во мгле!

 

Уроки перестройки

 

Большое – издали виднее.

Мы убедиться в том смогли

Теперь, когда, увы, жалеем

О том, что не уберегли.

Была у нас страна большая,

И был с большим умом народ.

Мы созидали. Но мешала

Нам созидать волна невзгод.

Когда ж мы справились с войною,

Оправились от тяжких ран,

Самодостаточной страною

Мы стали среди прочих стран.

Нам покорились полюс, космос,

Нам дух горенья был знаком.

И для народов «меньших ростом»

Мы были ярким маяком.

Казалось – в прошлом катаклизмы,

Нам обеспечен светлый путь,

И что уже до коммунизма

Осталось ну совсем чуть-чуть.

Мы успокоились, сомлели,

Забыли заповедь «Будь бди…»

Не бдили. Не предусмотрели,

Что может ждать нас впереди.

А впереди там нощно-денно

Коварна, вероломна, зла,

Змеёй свернувшись, затаенно

Контрреволюция ждала.

И вот свершилось.

Сладким гимном

Во сне был слух заворожён.

Тот гимн нам воспевал картины

Блаженных будущих времён,

Где ждёт нас полная свобода…

Нет, изобилие свобод!..

Где окрасивятся уроды

И перекрестятся… в господ.

И вот моральные уроды

Перекрестились все в господ,

Теперь буржуйским этим сбродом

Обыдлен умный наш народ.

Так мы лишились воли стойкой,

В безволье потеряли мысль.

Не вняв, что в слове «перестройка»

Заложен ядовитый смысл.

А тех, кто внял и что есть мочи

Сопротивляться злу спешил,

Тех, умных, всех поодиночке

Генсек-предатель порешил.

Низведены народа массы

Ничтожным уровнем зарплат

Теперь из гегемона-класса

В скотину-пролетариат.

А эти гнусные уроды –

Теперь паны и господа.

Теперь у них в руках свобода –

Надеются, что навсегда.

Придумали себе в угоду

Они бесчисленность свобод:

Свободу попирать свободу,

Свободу угнетать народ.

Для них свобода – лишь в разврате,

Для них свобода – нагло красть,

Для них свобода очень кстати –

Прибрать к рукам Закон и Власть.

Для пролетарского ж народа,

Труд подневолен для кого,

Само понятие «СВОБОДА»

Объёмно, страстно, глубоко:

В том, что свободен от рожденья

В стране свободной человек

(Мотив к труду –

лишь вдохновенье,

А не яремный долг навек),

Свободен в выборе занятий,

Свободен в выборе пути…

Свободно могут люди-братья

Свободу в братстве обрести,

Где нет ни бедных, ни богатых –

В достатке общем все равны, --

Нет зависти, вражды, проклятий,

Где все желанны и нужны.

Там каждый за других в ответе,

И нет возвышенней судьбы!

Нет счастья большего на свете,

Чем нужным среди равных быть!

И в этой «нужности» -- цель жизни,

Предназначенье бытия.

В ней всё могущество Отчизны,

Отчизною же – вся Земля!

Срок всепланетной той Отчизны,

Что утвердится на Земле,

С времён парижских*

Коммунизмом –

Мечтою светится во мгле.

И как великое богатство

Народы мира обретут

СВОБОДУ,

РАВЕНСТВО

И БРАТСТВО,

И ПРАВО НА СВОБОДНЫЙ ТРУД!

 

*Со времён Парижской Коммуны

 

Сталин

 

Ополчились и лают на Сталина.

И кто гаже, те в брёхе лютей.

От брехливого лая устали мы

В кутерьме перестроечных дней.

 

Эта свора всегда ненавидела

Наш талантливый русский народ.

«Грязной сволочью», «падлой» и «быдлом» был

Он всегда (и сейчас) для господ.

 

Нет конца нацюков словоблудию,

Как начнут по TV выступать.

За своё пораженье иудино

Хает Сталина лаем УПА.

 

И за то, что попытки их подлые

Уничтожить Советскую власть

На корню пресекал он в те годы им,

Мстит сегодня кулацкая мразь.

 

Все капстраны визжат о репрессиях…

Да, шпионам их путь был закрыт

В наш Союз.

Ведь встречал мощным прессом их

Пограничных застав монолит.

 

Сталин строил Советскую Родину,

Приближал лучезарную даль.

Потому и держал их в наморднике:

И троцкистов, и прочую шваль.

 

Ну а нам наша память недальняя

Через годы, как мудрый пример,

Ярко светит величием Сталина

И величием СССР.

 

 

Майдан ( январь, 2014)

 

-- 1 --

Когда бомбили янки Югославию,

Мы не поднялись на защиту братьев.

Мы предали их подло и бесславно,

Пошли на поводу брехни карателей.

 

Когда Ирака выжженную землю

Топтал садистски иноземный варвар,

Мы, ЦеэРУшным обвиненьям внемля,

Раздуть там помогли пожара зарево.

 

Покрыли мы себя тройным позором,

Обет свой помощи друзьям забыв блудливо,

Когда терзали НАТОвские своры

Нам дружественную в то время Ливию.

 

Ещё вчера так далеко пылали

Пожарища арабских революций…

Казалось, что ничто не предвещало

Угрозы нашей новой Конституции.

 

Но кара за предательство сурова.

И вот Майдан взорвался полем минным,

Сорвало взрывом мирной жизни кровлю,

И запылал закат над Украиной.

 

Беснуются фашисты до рассвета.

Им на глумленье отдана столица.

В историю войдёт проклятой метой

Майдан, январьве тысячи четырнадцать.

 

-- 2 –

Ревёт Майдан! Крушит Майдан!

Ему фашистский импульс дан.

То трёхголовый зверь-мутант

Обрёк народ на язвы ран.

 

А что наш доблестный гарант?

Нет, он, конечно, не тиран!

По просьбе европейских стран

Лелеет он в стране Майдан.

И вот майданный ураган

Пополз по прочим городам.

Гудят и стонут провода,

Отяжелевшие от льда:

«Беда! В наш дом пришла беда,

Какой не знали никогда

Мы в те советские года,

Что оболгали без стыда

 

А что ж наш доблестный гарант?

Талантливый комедиант

Сухим останется всегда,

Как не бурлила бы вода.

А дума? В думах про Майдан

 

Из трёх политиков-путан.

Им наши беды – ерунда,

А слёзы – талая вода.

Они своё лишь знают: «Дай!

Дай всё! Сейчас! И навсегда!»

Им шанс рулить сегодня дан.

Грядёт кровавая страда!..

Ох, отзовётся нам Майдан!

 

-- 3 –

И ты, Россия, посмотри

На нашу боль, на наш позор.

Мы долго гнили изнутри,

Копили в душах грязь и сор.

 

И вот теперь, когда пришла

Пора восстать за отчий кров,

Нет сил в руках, в душе тепла.

Спит ненависть. Молчит любовь.

 

А враг безжалостен и лют,

Вцепился в горло пятернёй

И душит, душит душегуб

Народ осоловелый мой.

 

Ему бы нас лишить любви

К славянским братьям навсегда,

Ему б нас меж собой стравить,

Убить, забвению предать.

 

Уж капает с клыков слюна,

И смрад дыханья ядовит.

Заокеанская страна

Зловонной похотью смердит.

 

Но нет! Нет, это не конец!

Есть продолжение судьбы

В соединении сердец –

Мы вновь восстанем для борьбы!

 

Отринуть орликов, мазеп,

Петлюр, бандер… И не спеша,

Вдаль двинуться по той стезе,

Что нам Хмельницкий завещал.

 

«Подарки» Гитлера вернём

Мы их «хозяевам» сполна.

Вернёмся сами в Отчий дом,

Где счастлива была страна.

 

Россия снова распахнёт

Нам материнское крыло.

Вновь Украина расцветёт

В Союзе всем врагам назло!

 

 

Отзывы наших читателей

 

Отзыв редактора газеты «Революция» Екатерины Фатьяновой (г. Красноярск).

 

Передо мной – три небольшие книжки в простых, неярких обложках. На каждой – горящий факел и надпись: «Поэзия непокорённого Донбасса, литературное общество «Прометей». Очень удачно выбраны названия. Одно лишь слово – Донбасс – и в памяти сразу возникают романтические образы: героев-шахтёров, «…донецкий слесарь – Ворошилов Клим», Макар Мазай, от чьих слов в изложении М. Матусовского – «…Не дождаться вам такого часа, // Чтоб варилась сталь немецкой марки // На заводах нашего Донбасса!» - до сих пор бьёт дрожь, так они актуальны… И, конечно, «Молодая гвардия», о чести принадлежать которой я когда-то мечтала, и что отчасти сбылось с моим вступлением в ряды Всесоюзной Молодой Гвардии большевиков. Вот это для меня Донбасс, и как же отрадно знать, видеть, что он – непокорённый, поднимающий знамя, совсем как на той картине, и что борьба идёт даже в тяжелых условиях контрреволюции.

Прометей, благодаря советской мультипликации, стал для меня воплощением собирательного образа революционера (недаром в одноименном мультфильме он срисован с Овода). Вряд ли можно было найти лучшие слова для названия такого, поэтически-политического общества.

Стихи, публикуемые в сборниках, просты и бесхитростны. Порой они не блещут отточенной формой, но в каждой строке бьётся живое сердце угнетённого народа, пылает гневом и надеждой на скорое освобождение. Эти сборники, подобно хорошей коммунистической газете, выполняют роль коллективного организатора, предоставляют возможность высказать наболевшее людям, мнения которых никогда не спрашивают капиталисты. Именно на них, простых честных тружениках, держится мир. Если бы побольше средств на печать, побольше тираж, чтобы стихи непокорённого Донбасса дошли до каждого пролетария! Поэзия, по моему опыту, является лучшей, наиболее доходчивой формой агитации.

Книги литературного общества «Прометей» выражают заботы, тревоги, чаяния всех советских людей, брошенных в жестокие условия бешеного капитализма. Как тут не вспомнить строки еще одного советского поэта Егора Исаева, сказавшего будто о нас с вами, советских людях, потерявших Родину –

«…Их миллионы! Целая страна

Ушла ко дну, в дымы ушла, в коренья.

О, если бы восстать она могла

И сдвинуться к началу преступленья!..»

Писать стихи я начала в далеком 2000-м, и за эти годы побывала на собраниях многих поэтических кружков и объединений в нашем городе. Но нигде не встречала такой тематики, какую вижу в обществе «Прометей». Политическая, гражданская поэзия сегодня не в чести у буржуазной интеллигенции. Ну и пусть! От этого она не перестанет быть оружием в борьбе за свержение проклятого капитализма, за справедливую Советскую власть. Есть у меня стихотворение, посвящённое Донбассу.

 

Где твоя гордость,

свободный Донбасс?

Быстро же прошлое мы позабыли!

Дети – они умирали за нас.

Мы свою землю врагам уступили.

 

Да, это явь, а не ложь и не сон.

Но для того ли,

скажите,

когда-то

Лучших людей отдавал Краснодон,

Чтобы мы отдали Родину в НАТО?

 

Так неужели придётся опять

Нынче врагам покоряться народу?

Уголь какою ценой добывать,

Если в нём кровь тех,

кто пал за свободу?

И неужели тяжелый сапог

НАТОвского оккупанта-солдата

Вдруг переступит однажды порог

Чистой и тихой украинской хаты?

Шахты Донбасса! Вы помните их,

Жизни отдавших за ваши руины?

Слышите, люди, зов предков своих?

Встаньте ж с колен –

ради всей Украины!

Вспомни о прошлом,

свободный Донбасс!

Снова приходит пора подниматься.

Вновь наступает решительный час

Всем нам за землю

и волю сражаться.

 

Пусть не забудутся их имена.

Подвиг их пусть не забудется тоже.

Жизнь, как и Родина – только одна.

Что же, товарищи, нынче дороже?

 

Хочу пожелать всем поэтам непокорённого Донбасса, особенно членам редакционной коллегии литературных сборников, всяческих успехов в творчестве и в борьбе, долгих лет жизни, крепкого здоровья, бодрости. Вы – на очень ответственном посту, уважаемые товарищи. Оставайтесь верны нашей Советской Родине! И не забывайте слова Юлии Друниной о том, что «…Стихами тоже мужество куётся!».

 

Екатерина Фатьянова, председатель Молодёжного бюро ЦК

Всесоюзной Коммунистической партии Большевиков

г. Красноярск

 

Из письма В.К. Селезнёва, заслуженного журналиста УССР,

собкора «Рабочей газеты» с многолетним стажем (г. Донецк).

 

Здравствуйте, горячие, краснозвёздные и потому дорогие мне прометеевцы!

Шлёт Вам привет старый газетный волк, который в прессе полсотни лет пел оды передовикам социализма и выводил «социалистических» негодяев на чистую воду. И Вы вдохновенно творите стихи под тем же знаменем.

…Вы очень здорово сделали, что один сборник отдали таланту Михаила Машкина. Он умел думать и вести читателя за собой. Взять хотя бы «Моя учительская песня спета, Я в гавань ветеранскую зашёл» – классическая по красоте баллада для школьного учебника литературы – чтоб дети учили наизусть и писали сочинения. Или пронзительная вещь Валентины Поповой

«Возвращение с работы». Она через ходячую политику разглядела трагедию

человека – бесподобно!

Прометеевцы, по обычаю, сильны политической поэзией. Как пишет Юрий Таран: «Неудержимо грядёт /Левый крутой поворот равенству, братству, Свободе, /К действенной доброте, /К нравственной чистоте». Но вы, мне кажется, маловато рисуете конкретных событий, подразумевающих прекрасные лозунги.

Но когда пишет Тамара Якубовская «Рассказ ветерана» или Виктор Чумаков «Шахтёры», получается дельно и чувственно. Мне запомнился также стих Юрия Песоцкого «В Ираке казнили Саддама…». Здесь интересный рассказ и чёткая позиция, и задор – всё вместе. Я вообще люблю читать оптимистические стихи, когда автор пробивается к конкретной цели. Тогда я вижу поэта ловким, напористым солдатом в атаке и радуюсь его отваге.

…Вообще поэтическая память становится драгоценной, когда грохочет из прошлого

Распахивает дверь в бурный настоящий день. Сегодняшняя беда народа в том, что он без

Ориентиров уже четверть века бродит в тумане. Помогите ему в его страшном, мучительном

положении. Собственно, об этом я и хочу говорить, как словесник со словесниками – о наших

собственных нуждах и муках.

…Ваш талант работает на важнейшем фронте социального пространства, где обтачивается

и обновляется животворный инструмент народной жизни – язык. Кто считает, будто Вы живёте

на провинциальных задворках и от Вас ничего не зависит, тот ошибается кардинально.

…Очевидная задача мастеров слова – вскрывать язвы классовой раздробленности,

наглядно показывать их подлинную вшивую суть. Каким образом? Не буду изображать умника

– я надеюсь на Ваш талант. Но уверен, сначала надо иметь твёрдость разнообразно доказывать

и повторять, что народ – не быдло, не хам (как твердят, поют и визжат враги – особенно

отечественные! ), а многонациональное общество удивительной нравственной честности,

которая родилась в древности и с тех пор – назло врагам! – не прерывается.

… Безъязыкая страна ждёт от нас живых понятий новой идеологии, которая сегодня только

вырабатывается. Прежде всего, мастерам психологии – а Вы и есть мастера – настала пора

понять: Запад, упиваясь своим прогрессом, поглупел на величину самомнения превосходства

над другими народами… Нам величину западной глупости надо чувствовать и спиной, и

грудью, и ушами, чтобы высмеивать её неумолимо…

Сегодняшний мастер слова просто обязан работать на объединение людей в разломанной

стране; но при этом врагов называть врагами, а попутчиков – попутчиками до какого-то

поворота.

Вы очищаете язык нации от вредных инфекций и загрязнений, Вы великие хирурги,

вскрывающие нарывы на теле общества, великие дворники, которые не мётлами, а своими

талантами очищаете полотна идей, чтобы они поднялись парусами нашего корабля. И как

свежего воздуха, люди жаждут читать Ваши описания героев, лучше всего – сегодняшних.

Успехов Вам!

 

Из письма Надежды Диас, поэтессы и драматурга (г. Москва).

 

Уважаемая редакция, здравствуйте!

Хочу поделиться с вами кое-какими своими впечатлениями и мыслями по поводу этого.

Первого Мая во время демонстрации я разговаривала с другом, и он с горечью в голосе жаловался мне на то, что сейчас очень много литературы, в которой нет смысла. Пишут, чтобы что-то написать, и кого-то отвлечь от серьезных проблем. И тут я подумала о вашем объединении. Вот тут-то все как раз наоборот. Читаешь сборник, и от стихов в тебе возникает просто шквал мыслей и чувств. Все родное, понятное, переживания и боль та же, что и у меня, что и у всех обманутых властью трудящихся. Во всех 3 сборниках одно стихотворение лучше другого. Но в № 14 особо хочу отметить «Не все о бизонах» Ярослава Артура, «Совесть» Бориса Бабича (очень жаль, что автор умер!), «О выборе оружия» Альбины Бондаренко.

Вроде бы простые стихи Юлии Куплинской «Я так хочу домой, в СССР!», но от них впору расплакаться, согласна с каждым её словом!

Больше всего понравился «Герб СССР» Юрия Песоцкого. Я бы включила это стихотворение в школьную программу (если бы могла).

Хорошее стихотворение Антонины Метофир «Чтоб не было войны!», но в наше время, к сожалению, воспринимается двояко из-за того, что придумали этот «лимит на революции», когда на самом деле настоящий народ всегда имеет право на восстание.

15-ый сборник вызвал у меня желание сочинить музыку (у меня есть не- сколько песен – в детстве училась музыке). Было там одно стихотворение, кото- рое мне захотелось спеть. Хотя, в целом, получила удовольствие от многого. А стихотворение «То понос, то золотуха» ростовского поэта Дьяченко – просто за- мечательное!

16-ый сборник порадовал оформлением. И тем, что было много четверо-

стиший, которые хотелось превратить в лозунги.

Что особенно понравилось в этом сборнике? «Нет, не призрак…», «Позор Америке!»

(так надоел этот всемирный жандарм!), «К разуму!», «Седьмое ноября 2012 года», «Баллада о венике», «Подумайте, люди!», «В стране давно порядок нужен», «Тебе невмоготу вся эта жизнь?» и стихотворение Владимира Ольшевского.

Часто выступаю со своими стихами в составе двух концертных бригад – студии «Союз» и бригады «Сопротивление» им. В.И.Поляковой. Эти концертные бригады были созданы 20 лет назад поэтом Борисом Гунько, который стоял у исто ков протестной поэзии в первые годы перестройки. На ближайших концертах я собираюсь читать не только свои стихи, но и стихотворение Альбины Бондаренко «Что нам надо?». Тема стихотворения – роль искусства в наши дни – очень меня волнует.

А Вам для следующего сборника высылаю стихотворение, посвящённое памяти моего отца.

 

Слеза ветерана.

Посвящается моему отцу.

 

Как горько плачет ветеран!

Его не радуют парады.

Кругом бессовестный обман,

Страну разворовали гады.

А над Тверскою самолёт,

Он, словно гром, гремит для слуха,

И танк за танками идёт,

Он – нашей силы показуха.

Глазам не верит ветеран,

Давно в конверсии заводы.

И эта боль сильнее ран,

Страшней, чем прожитые годы.

Душа предчувствием живёт,

Что скоро станем мы Ираком,

Что враг на землю к нам придёт,

И будет всё покрыто мраком.

И знамя красное к груди

Боец привычно прижимает.

Всё безнадежно впереди,

А знамя веры прибавляет.

Течёт кровавая слеза

Бойца и сына Сталинграда.

А раньше видели глаза,

Как строила дома бригада,

Как БАМ тянулся на восток,

Как урожаи собирали,

Как станции давали ток,

Как дети радостно играли!

А нынче вроде бы парад,

Парад по поводу Победы.

 

Да только ты, старик, не рад,

И Родины заботят беды.

И как в издевку над тобой

Повсюду продаются шляпы.

Оденешь их, и ты – ковбой.

Вот, что придумали сатрапы!

Мол, меру знай – не забывай,

Кто в данный миг хозяин мира!

Как в Штатах, шляпу надевай

И сотвори себе кумира,

Чтоб был из вестерна герой,

Палил в людей из пистолета,

Свободу заменил тюрьмой,

Лишив людей остатков света.

Но нам ковбои не нужны,

У нас – Матросовы и Зои.

Мир золота и сатаны,

Он нас, советских, не устроит.

И как громили мы врага

В далёком вечном сорок пятом!

Был Брест и Курская дуга,

И мирный, и военный атом.

Быть может, силы соберем,

И за Можай закинем шляпы?

И так врага еще побьем,

Что он поднимет кверху лапы.

И будет бой окончен наш

Социализмом на планете.

И станет правильным пейзаж,

И справедливо все на свете.

 

Из письма Н.В.Машкова (г. Рыбинск Ярославской обл.).

 

…Огромное спасибо Вам за поэтические сборники. Очень рад тому, что у Вас в Донецке есть своё литературное объединение сопротивления. Стихи мне очень понравились, они созвучны моему творчеству. Спасибо за предложение сотруд -ничать с Вами. Полностью согласен. До сих пор я печатался неоднократно в мос- ковской газете «Мысль». Высылаю несколько своих стихов с тем, чтобы Вы могли выбрать для публикации.

 

Зачем нас Ленин призывал учиться

 

Зачем нас Ленин призывал учиться?

Чтоб истину всегда найти могли,

Чтоб сами мы могли распорядиться

Богатствами своей родной земли,

Чтоб мы страною управляли сами,

Чтоб мы не пели с голосов чужих,

Не следовали слепо за вождями,

И, если надо, поправляли их.

Увы. Мы были мнения иного,

Считали – всё за нас верхи решат…

И вот уже измена Горбачёва

И капитала гнусного разврат.

В стране давно разграблены заводы,

Мы стали мало строить и пахать.

Так прежде процветавшие народы

Обречены страдать и умирать.

Готовят нам из внуков быдло в школе,

 

А взрослые живут одним лишь днём.

Так неужели по господской воле

Покорно все в небытиё уйдём?

Ведь есть у нас надежда на спасенье!

Бесспорно, сам спаситель не придёт.

Спасенье в том, что Ленина ученье

В годину смуты вспомнит наш народ.

Когда мы вспомним дедов вновь науки,

Какие были выучить должны,

И их передадим в наследство внукам,

Народ начнёт решать судьбу страны!

Под знаменем марксизма-ленинизма

Народ наш снова свергнет капитал.

И мы придём к победе коммунизма

Как нам Ильич великий завещал!

 

 

Відгук ветерана журналістської праці, ветерана Великой Вітчизняної